История России

Про “святые 90-е”

Журналист Медведев про «Святые-90е»

В либеральной тусовочке вдруг стало снова модным с трепетным придыханием вспоминать девяностые – время свободы, возможностей, время, когда не было ужасного Путина, а невидимая рука рынка разбивала оковы тоталитаризма. Ну, отчасти так и было. Рука рынка была, но правда, больше всего крушила она не оковы, а заводы, фабрики, научные центры. И людей. Безжалостно уничтожала молотом фридманистских реформ.

Я все 90-е работал криминальным репортером. Какое оно было, это время свободы, я знаю в мельчайших деталях. Три — пять заказных убийств в неделю в Москве – обычное дело. Это не считая разборок со стрельбой. Причем часто убивали не только заказанного бизнесмена. Вот был как-то расстрел на Басманной. Бизнесмен, два охранника, четверо рабочих, которые делали ремонт в его квартире, и бабуля-соседка, которая выглянула на лестницу, когда там начали палить. Кровь текла по ступенькам, а начальник МУРа орал на меня и моего оператора: «Пошли на хер, стервятники». Ну что сказать? Прав был. Стервятники. На всех вокзалах и рынках открыто скупали краденое. Помните машины с надписью «Куплю золото, оргтехнику, серебро» на картонке под лобовым стеклом? Вот это оно и было. Дети-бомжи, дети-наркоманы, дети-проститутки. Я их видел лично, вытаскивал во время рейдов с операми из притонов. Они потом все равно туда возвращались.

Ехал как-то трамвай, а возле остановки была «стрелка» — две бригады выясняли отношения. Очередью из «Калашникова» прошили трамвай. Одна пассажирка погибла. Участники «стрелки» с одной из сторон, были из моего района. Я некоторых лично знал, мы вместе в школе занимались боксом. Время свободы, да. Помню, выезд на адрес. Семья наркоманов. Муж, жена, с ними жила теща-алкашка. Их грудной ребенок умер от голода. Они все деньги потратили на черняшку, обставились и забыли про пацана на трое суток. Бырыга жил в том же подъезде. До распада Союза инженером работал на заводе. Мы часто работали по ночам. За едой ездили на Белорусский вокзал, где вдоль площади от входа в кольцевую станцию «Белорусская», до входа в радиальную, стояли люди. Разных возрастов. Они продавали все, что могли. Сигареты, водку, пирожки, жареные окорочка (спасибо Бушу), вареную картошку. Что угодно, лишь бы хоть как-то заработать и выжить. Особенно запомнилась одна девушка, совсем молодая. Она там всегда стояла с грудным ребенком, видно не с кем его дома было оставить. Продавала она сигареты.

Вы давно видели, как на улице бычье в центре Москвы затаскивало в машину молодую девушку, чтобы увезти и изнасиловать? Давно? А вот тогда это была вполне себе частая практика.

Можно сказать – да это у тебя профессиональная деформация, поэтому ты так воспринимаешь ту эпоху. Да нет же. Это не у меня деформация. Это тогда к власти пришли те, кто изо всех сил старался деформировать мою Родину и мой народ. Эти, у власти, решали, кто не впишется в рынок, а кто впишется. Что приватизировать, что оптимизировать, что уничтожить. А отчего это время так мило либеральной тусовке, я понимаю. Для них люди – «генетический мусор», страна не та, рашка, так что страдания миллионов не повод для печали. И главное – им, либералам, тогда было очень хорошо. Они все встроились в систему по обслуживанию капитала и реформаторов, которые рвали на куски нашу Родину. Криейторы, рекламщики, райтеры, молодые, подающие надежды режиссеры/писатели/музыканты/авторы модных журналов про моду и немоду. Легион бессмысленных творцов пустоты. Бесконечные взрослые дядьки и тетеньки с детскими именами-кличками. Люся, Таня, Леся, Митя, Гоша. Или – как вариант – все воспевающие 90-е, просто были слишком молоды, чтобы помнить, какое это было время. И потому они и правда думают, что это было время жвачки, свободы, Ельцина и открытых горизонтов. Ельцин был, но часто бывал нетрезв. Жвачка была, и тогда правда было лучше жевать, чем говорить, потому что за одно слово можно было попасть с ходу на «штуку баксов». И это не фигура речи. Сам был свидетелем такой ситуации. И свобода была. Как жить, так и убивать. И горизонты были открыты, но там, на горизонтах маячил распад страны.

А так да, ничего было время, интересное. Есть что вспомнить, да вот нечего детям рассказать.

https://www.facebook.com/andrey.medvedev.96/posts/2178597942157096 – цинк

Только непонятно, почему он решил, что это сейчас стало модно, что в начале «10х», что в «нулевых», особого рода публика всегда продолжала стенать про утраченный «золотой век свободы» и «благословенные времена Ельцина».
Знаменитый опус Басилашвили про «святые 90-е» вышел, на минуточку, в 2012 году. Они ничего не забыли и ничему не научились.

Для контраста.

Благословенные 90-е.
Да, именно благословенные! Ибо — фонтаны голубые, розы красные, а мы с мужем молодые!
В ту прекрасную пору в открытую настежь западную дверь вместе со свежим воздухом свободы уже нанесло всякий мусор: фантики от жвачки, «сникерсы» и «марсы», окорочка Буша, рекламу и зеленые денежные знаки. Следом нагло и бесцеремонно ввалился дикий капитализм. Но мы были молоды, верили в демократию и светлое будущее и яростно спорили с родителями о преимуществах частной собственности . А между спорами и митингами много работали, потому что стали счастливыми родителями маленького человека. Благодаря энергии, молодости и оптимизму жизнь нашей семьи потихоньку налаживалась — мы купили новый цветной телевизор «Рубин». А телевизор, как известно, главное украшение дома.

В девяностые годы телевидение переживало небывалый расцвет: появлялись мыльные оперы, публицистические передачи и реалити — шоу. Но, самое главное — стали показывать много невиданных мульфильмов и передач для детей. Мой сын с удовольствием наблюдал за приключениями диснеевских героев, а я могла заниматься своими делами.
Только в субботний день все было иначе. Там, далеко в Москве, кому — то не хотелось спать в субботу. Сын тащил нас с мужем к «волшебному ящику», и мы втроем смотрели «Зов джунглей». Что — то необъяснимо — притягательное было в этой простой передаче с обаятельным ведущим и толпой детишек, увлеченно бегающих по студии. Дети побеждали и проигрывали в соревнованиях, получали «бананы» и «кости», а мы не отрываясь смотрели в экран телевизора.

Через несколько минут после начала передачи наша семья разделялась на «хищников» и «травоядных». Для равного количества участников в игру вовлекалась собака, и начиналось что — то невообразимое. Сначала все сидели спокойно и переживали за свои команды. Постепенно страсти накалялись, и к концу прогреммы три человека и собака дружно боролись друг с другом на полу, используя подушки в качестве оружия. Заканчивались наши соревнования полным беспорядком в квартире. Я выпроваживала мужчин гулять, и наводила чистоту.
Давно повзрослел сын, давно нет нашей веселой собаки. Страна перешагнула через одну пропасть и снова замерла в ожидании перемен. А я до сих пор вспоминаю веселые игры по субботам и испытываю нежную благодарность к Сергею Супоневу за прекрасную детскую передачу «Зов джунглей».

Татьяна С.

https://love90.org/vospominaniya-2/blagoslovennye-90-e/ – цинк

Вот уже действительно, «Зов джунглей», где лучшее воспоминание это просмотр телевизора, в то время как страну поделили на «хищников» и «травоядных» отнюдь не в телевизоре, и такие как Медведев могли это живописать по долгу своей работы.

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели