ЖЗЛ

Потрясающая биография патриота Отечества

Чтобы в совершенстве овладеть искусством вождения корабля,

надо службу начинать на нём с самой невысокой должности.»

Н.Г. Кузнецов

Кузнецов Н.Г. — капитан 1-го ранга всех морей мира

Николай Герасимович Кузнецов возглавлял советский ВМФ, как Народный комиссар Военно-морского флота, с 1939 по 1946 гг. Николай Герасимович – человек удивительной судьбы, вспоминая свою жизнь, писал: «Я никогда не страдал большим честолюбием и не стремился забираться на вершины служебной лестницы, но, признаться, мечтал стать командиром корабля – большого или малого – и, стоя на мостике, управлять им. Но судьбе было угодно в силу ряда причин то поднимать меня высоко, то кидать вниз и принуждать начинать службу сначала. Доказательством этого является буквально уникальное изменение в моих званиях. За все годы службы я был дважды контр-адмиралом, трижды – вице-адмиралом, носил четыре звезды на погонах адмирала флота и дважды имел высшее воинское звание на флоте – Адмирала Флота Советского Союза». А еще в его жизни был неправый суд, восстановление в должности, несправедливая отставка и опала. Но все же это, наверное, не главное. Главным в его жизни была служба на флоте.

После революции 15-летний юноша – сын крестьянина Вологодской губернии Коля Кузнецов – поступил добровольцем в Северо-Двинскую военную флотилию. Чтобы стать военмором, пришлось прибавить себе два года. Рослый паренек сошел за семнадцатилетнего, и был зачислен на все виды довольствия. После гражданской войны была учеба в военно-морском училище. Когда Николай Кузнецов поступил в Петрограде в училище, бывший прославленный Морской кадетский корпус, где на кроватях ещё не стёрлись, выведенные белой краской имена хозяев: князь Ливен, князь Трубецкой и другие дворянские фамилии, а на учебниках можно было найти автографы Бутакова, Колчака, ему было всего 16 лет. Все преподаватели были офицерами императорского производства и носителями вековых традиций русского флота. Здесь кумачовым безродным криком ничего не добьёшься. На флоте аристократизм не только действенен, но и спасителен. Кузнецов был послан соединить разорванную расстрелами традицию петровских стольников – дворян. В этом учебном заведении всё было подлинным: и картины, и память о героическом русском флоте, и традиции, ибо флот держится на верности и чистоте отношений. А любая фальшь погибала в морском воздухе этого учебного заведения. Дух морского кадетского корпуса оставил курсантам в наследство беззаветную любовь к России и такую же веру в правду. Облик города на дельте полноводной реки и стены училища, которые видели всех русских флотоводцев и императоров, эстетически формировали души моряков. Конечно, годы проведённые в училище, оказали сильнейшее влияние на формирование личности молодого Николая Кузнецова.

Закончив училище с отличием, Николай отказался от штабной должности и был распределен на Черноморский флот – назначен на крейсер «Червона Украина». На нем молодой командир последовательно прошел все ступени флотской службы. С 1 октября 1927 г. по 4 мая 1932 г. Н.Г. Кузнецов учился в Военно-морской академии, которую также окончил с отличием и с правом выбора флота. Вновь Н.Г.Кузнецов избрал Черное море и отправился служить старшим помощником новейшего крейсера «Красный Кавказ». Сохранились воспоминания одного из сослуживцев Кузнецова той поры: «После полугодового отсутствия я появился на крейсере «Красный Кавказ». Увидел нового старпома Н.Г. Кузнецова и просто поразился произошедшим переменам. Разработан абсолютно точный распорядок дня, чего не было прежде. С точностью до минуты соблюдается корабельное расписание. Команда в безупречно чистом рабочем платье. Все, что каждому положено, делается в срок – увольнение, обед, баня. А тенты в жару на рейде? Раньше их с трудом успевали поставить за два-три часа – теперь вслед за командой «отдать якорь» шла команда «поставить тент». И за 15-18 минут все палубы были под тентами. Новый старпом был ближе к команде, чем его предшественники, сам хлебнул матросской жизни. Не было у него фанаберии, которая сохранилась еще кое у кого от старого флота.

Впервые новый старпом заставил всех командиров боевых частей, да и нас, флагманских специалистов, разработать методику боевой подготовки. Раньше никакой методики не было. Старослужащие обучали молодых, как и что нужно делать. Но это пригодно для одиночек. А действия подразделения? А взаимодействие? А учения по боевым частям, по кораблю в целом? Все, по сути, началось с крейсера «Красный Кавказ». В полной мере эту работу Кузнецов развернул, когда стал командиром крейсера «Червона Украина». Все потом вылилось в «Курс боевой подготовки» в масштабе флота. Мы тогда только «рожали» БУМС – временный Боевой устав Морских Сил. Над ним академия работала. А «Курс на корабле» – инициатива и заслуга Кузнецова».

Здесь же, на Черном море, Кузнецов принял под командование крейсер «Червона Украина». Его мечта сбылась. В 29 лет он стал командиром крейсера, а в тридцать один – вывел «свой» крейсер на первое место в Морских Силах СССР и стал самым молодым капитаном 1-го ранга всех морей мира. За выдающиеся заслуги в деле организации подводных и надводных морских сил РККА и за успехи в боевой и политической подготовке краснофлотцев (за первое место по всем видам боевой подготовки крейсера «Червона Украина») в декабре 1935 г. Н.Г. Кузнецов был награжден орденом Красной Звезды. Казалось бы, все цели были достигнуты.

А через год последовал неожиданный приказ сдать командование крейсером и убыть в Москву. Здесь молодой капитан 1 ранга получил новое назначение, его ждала должность военно-морского атташе и главного военно-морского советника в сражающейся Испании. Республиканскому флоту приходилось конвоировать транспорты, оберегать их от нападения кораблей противника, выходить в рейды. И на кораблях, и на подводных лодках сражалось немало советских моряков-добровольцев. Дон Николас – под таким именем был известен сражающейся Испании Николай Кузнецов. Потом он не раз говорил, как много дала ему Испания. Одно дело учебные аудитории военно-морского училища и академии, учебные тревоги и мирные походы. Другое – война. Эскадра флота республики постоянно находилась в море. Моряки проявляли настоящее мужество, но об этом не писали в газетах. Молчало радио, и совсем немногие знали, что всей сложной и важной работой, от которой в значительной степени зависел исход борьбы, негласно руководил Кузнецов. И еще в одном Испания помогла ему. Вал репрессий, прокатившийся по стране в 1937 году, прошел мимо. Его деятельность по оказанию помощи испанскому флоту была высоко оценена советским правительством: в 1937 г. он был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

По возвращении домой его уже ждала новая должность: сначала заместителя, а затем командующего Тихоокеанским флотом. Вскоре, в 1939 году, начались боевые действия у озера Хасан. Тихоокеанский флот обеспечивал перевозки оружия, боеприпасов и военнослужащих, но молодого комфлота не отпускала война в Испании. Идущие в степях бои – лишь локальный конфликт, ну а случись большая война? Один неожиданный налет авиации может уничтожить целую эскадру, стереть с лица земли военно-морскую базу. Во Владивостоке прошли первые тренировки по приведению целого флота в повышенную боевую готовность. Флот – сотни кораблей и судов, береговые подразделения, авиация. Вся эта махина с трудом перестраивалась для действий в военное время, выбирала топливо, боеприпасы. Вместо разных команд различным подразделениям нужен был единый короткий сигнал по флоту, получив который каждый командир знал, что он должен делать.

В самый разгар боев кораблям и частям пошли первые директивы по оперативной готовности. Начатую работу пришлось завершать уже в Москве, когда адмирал Кузнецов занял пост наркома Военно-Морского Флота СССР. Было наркому тридцать пять лет: он был самым молодым наркомом в Союзе и первым моряком на этой должности (ранее наркомами были комиссар Смирнов и чекист Фриновский; оба они были активными организаторами репрессий на флоте и оба сами стали их жертвами). Дела флота во многом оказались запущенными. Два последних предшественника Кузнецова на этом посту – политработник и пограничник – во флотских делах не разбирались. Требовались срочные решения по судостроительной программе, по руководству флотами. Но в первую очередь нарком продолжил работу, начатую еще на Тихоокеанском флоте. Опыт войны с Финляндией подтвердил правильность принимаемых наркомом мер по повышению боевой готовности. Получая выговоры и нарываясь на недовольство Сталина, Кузнецов все предвоенные годы продолжал готовить флот к войне. Н.Г. Кузнецов провёл ряд крупных учений, лично посетил множество кораблей, решая организационные и кадровые вопросы. Стал инициатором открытия новых морских училищ и морских спецшкол (впоследствии нахимовских училищ). При его активном участии были приняты дисциплинарный и корабельный уставы ВМФ.

Начался 1941 год, и первый приказ, вышедший из Наркомата ВМФ, требовал открывать огонь зенитных батарей при появлении иностранных самолетов над нашими базами. На Севере и Балтике их вовсю облетали немецкие самолеты-разведчики. В марте немецких разведчиков обстреляли над Лиепаей, Либавой и Полярным. За бдительность при охране границы нарком получил… выговор. Разработанная Главным морским штабом по личному указанию наркома ВМФ система оперативных готовностей ВМФ, позволяющая в кратчайшие сроки с соблюдением необходимых мер скрытности переводить силы флота в состояние немедленной готовности к отражению внезапного нападения противника, явилась выдающейся личной заслугой Н.Г. Кузнецова, его вкладом в развитие теории управления ВМФ. Всего было предусмотрено три степени готовности, учитывающие техническое состояние и уровень боевой подготовки кораблей и частей флота. В зависимости от этого они могли находиться в боевом ядре (из которого назначались дежурные силы) или в резерве.

Оперативная готовность № 3 соответствовала повседневному уровню объединений, соединений, кораблей и частей флота, а запасы материальных средств — наличию неснижаемого их уровня. По оперативной готовности № 2 экипажи кораблей боевого ядра должны были находится на кораблях и в частях, запасы на корабли принимались полностью, оружие готовилось к применению развертывались дополнительные корабельные дозоры. Усиливалось ведение воздушной разведки на море, ускорялся ремонт кораблей резерва. По оперативной готовности № 1 предусматривалось немедленное применение оружия. Корабельный состав боевого ядра находился в часовой готовности к выходу в море для решения задач по действующим оперативным планам. Объявлялась мобилизация приписного состава.

К середине июня 1941 года взаимоотношения с Германией все более обострялись. Оценив сложившуюся обстановку, Н.Г. Кузнецов принял решение своим приказом повысить боевую готовность флотов. Адмирал Кузнецов, рискуя даже не карьерой, а головой, в эти дни своим приказом перевел все флота на боевую готовность № 2, приказал базам и соединениям рассредоточить силы и усилить наблюдение за водой и воздухом, запретить увольнение личного состава из частей и с кораблей. Корабли приняли необходимые запасы, привели в порядок материальную часть, стояли в готовности к бою и походу.

19 июня 1941 года Балтийский и Северный флоты были переведены в оперативную готовность № 2. 20 июня Черноморский флот завершил учение и вернулся из района Одессы в Севастополь. Флоту был дан приказ оставаться в оперативной готовности № 2. Сводками Главного морского штаба нарком обороны и начальник Генерального штаба были поставлены в известность о переводе сил флотов с 19 июня 1941 года в оперативную готовность № 2. Против проводимых в Военно-Морском Флоте мероприятий по повышению боевой готовности возражений не было, но не было и их одобрения. До последнего момента наркомом обороны не была направлена директива командующим войсками военных округов на повышение готовности, что сыграло свою роковую роль на начальном этапе Великой Отечественной войны.

Только в 23.00 21 июня нарком обороны маршал Тимошенко сообщил Кузнецову о возможном нападении в эту ночь фашистов. Флотам немедленно была объявлена оперативная готовность № 1. И в полночь военно-морские силы были готовы к отражению агрессии. Военно-Морской Флот первым в 3 часа 15 минут встретил огнем атаки врага и не потерял ни одного корабля или самолета. Фактически моряки и флот были спасены от разгрома. А в пять часов утра под свою ответственность нарком ВМФ приказал передать флотам, что Германия начала нападение на наши базы и порты, которое следует отражать силой оружия. Тогда, в три часа ночи 22 июня, доложив в Кремль о налете на Севастополь, адмирал Кузнецов, не дожидаясь указаний сверху, приказал всем флотам: «Немедленно начать постановку минных заграждений по плану прикрытия». Вышедшие в море тральщики прикрыли минным кольцом наши базы, поставили минные банки на путях германских конвоев. Флоты и флотилии начали действовать согласно предвоенным планам обороны. В тяжелейшим для страны августе 1941 года, по его предложению, морская авиация 10 раз бомбила Берлин!

Источник:https://vk.com/whatisgood2?w=w…

 

Источник →
Хронографъ

Друзья , поддержите наш исторический проект «Хронографъ» http://topstory.su/

Большая благодарность всем кто откликнулся

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели