Великая Отечественная война

Подвиг Анны Егоровой

Женщина летчик-штурмовик — редчайшее явление нашей военной истории. Всего в Советстком Союзе было лишь три летчицы, управлявших штурмовиками. Анна Егорова была штурманом полка и единственной в полку женщиной-пилотом. Вместе со стрелком Дусей Назаркиной они составили первый женский экипаж в штурмовой авиации.

Воевала над Таманском полуостровом, над Малой Землей, участвовала в освобождении Польши. Совершила 277 боевых вылетов, уничтожив множество танков, орудий, минометов, автомашин, барж, повозок с грузами и живой силы противника.

Анна Егорова начала свой фронтовой путь воздушным почтальоном. В 130-ю отдельную авиационную эскадрилью связи 25-летнюю Анну зачислили в сентябре 1941 года.

"Моральная боль страшнее огня, пуль, боли физической во сто крат", или подвиг Анны Егоровой "всем смертям назло"

Невооруженный У-2 (По-2) Егоровой доставлял на передовую боевые приказы, солдатские письма и кровь для раненых. Стояли перед летчицей и более сложные задачи: она держала связь с попавшими в окружение войсками, доставляла военачальников на решающий участок сражения.

К зиме 1942 на счету Анны Егоровой было 100 вылетов не только по доставке документов, но и по разведке и поиску окруженных частей в тылу врага. Этот вклад в общую победу и принес ей орден Красного Знамени.

"Моральная боль страшнее огня, пуль, боли физической во сто крат", или подвиг Анны Егоровой "всем смертям назло"

Летчица была упорна. Однажды зимой младшего лейтенанта Егорову отправили разыскать батарею «Катюш» и передать бойцам секретные документы. Погода нелетная: ранняя оттепель и туман, а на высоте — холод. Самолет обледенел — пришлось приземлиться. Сколачивая лед с боевой машины, Анна ждала прояснения. При первой возможности взлетела, и, выполнив задание, в густом тумане вернулась в штаб. В эскадрильи очень удивились, когда узнали, что хрупкая девушка справилась с такой непростой задачей. В тот день многие летчики вернулись на полпути, не сумев выполнить задание.

В 1942 году Анна Егорова добилась перевода в штурмовую авиацию. Получила одну из самых грозных боевых машин Великой Отечественной: штурмовик Ил-2 — знаменитый «летающий танк», которые наши солдаты ласково называли «горбатый», а немцы – «черной смертью». Воевала в составе 1-го Белорусского фронта. За участие в прорыве «Голубой Линии» под Новороссийском представлена ко второму ордену Боевого Красного Знамени.

"Моральная боль страшнее огня, пуль, боли физической во сто крат", или подвиг Анны Егоровой "всем смертям назло"

В августе 1944 года в воздушном бою штурмовик Егоровой был сбит. Анна была представлена к званию Героя Советского Союза посмертно. Однако летчица ускользнула от смерти. В том бою погибла только воздушный стрелок Евдокия (Дуся) Назаркина. Когда ее охваченный огнем штурмовик падал, «как смертельно раненая птица», обожженная Анна Егорова сумела почти перед самой землей выпрыгнуть из самолета и дернуть кольцо парашюта… Очнувшись от нестерпимой боли, летчица увидела немцев. Это означало лишь одно — плен.

«Это, пожалуй, было единственное, чего я больше всего боялась, — вспоминала Анна Егорова. — Моральная боль страшнее огня, пуль, боли физической во сто крат».

Сама же Анна Егорова, тяжело раненная и обожженная, без сознания попала в плен. Прошла несколько концлагерей.

Когда Анна Александровна попала в немецкий лагерь, она надеялась на быструю смерть. Все тело было в огромных ожогах и ранах. Но ее не стали убивать, лечить тоже не стали. Для чего вообще она была нужна немцам было непонятно. Потому как все пленные должны были приносить пользу, работать. Кто не мог или отказывался работать убивали. Она же работать не могла, но видать немцы решили поиздеваться над ней. И поместили ее в карцер. Сколько по времени она в нем провела, Анна Александровна не помнит. Но однажды к ней кто-то вошел. Когда она открыла глаза, увидела перед ней стоит немец. Фельдфебель, сказал, что она пахнет покойником. А когда он увидел, что Анна жива, то был поражен: русские ведьмы живучие. Она дышит. На ней живого места нет, а она все равно дышит.
Анна Александровна и правда тогда была больше мертва, чем жива. Раны, покрытые гноем, источали неприятный запах. И казалось что скоро, совсем скоро наступит смерть. Изверги немцы не спешат облегчить страдания русской пленной девушке. Они просто ждут когда она сама умрет. Залечить раны ей помогли сначала санинструктор Юлия Кращенко, попавшая в плен в ходе боёв на магнушевском плацдарме около Студзянок, который и должны были помочь оборонять штурмовики 805-го ШАП; в Зоннебурге — военный врач 2-го ранга Георгий Фёдорович Синяков, попавший в плен ещё в августе 1941 года под Киевом, и профессор Белградского университета Павле Трпинац. Благодаря им, Анна Александровна выжила.

В январе 1945 года танкисты 5-й Ударной армии освободили лагерь. Анну Егорову направила в отделение контрразведки «СМЕРШ». После десяти дней допросов летчицу отпустили. Даже предложили работать в СМЕРШ, но Анна Егорова не согласилась, а вернулась в свой полк.

Но подорванное здоровье не позволило Егоровой вернуться в строй. Она уехала в Москву на Метрострой, где работала еще до войны. После Великой Отечественной она вышла замуж за командира своей дивизии Вячеслава Тимофеева и прожила долгую жизнь.

Заслуженную награду — Героя Советского Союза — Анна Александровна Егорова получила лишь в 1965 году благодаря стараниям однополчан.

Представление ее к высшей награде в военные годы «затерялось». Воспоминания же фронтовых лет нашли отражение в ее мемуарах.

"Моральная боль страшнее огня, пуль, боли физической во сто крат", или подвиг Анны Егоровой "всем смертям назло"

В своей книге «Держись, сестренка» Егорова спустя годы заочно ответила нацисту, который удивлялся живучести русских летчиц:

«Образ Родины вселял нам силы, вселял веру в нашу победу. И мы выстояли — всем смертям назло!».

В послевоенные мирные годы Анна Александровна Тимофеева (Егорова) много сил и времени отдавала людям, воспитанию молодёжи. Её выступления в школах, среди метростроевцев, в лётных частях всегда пользовались огромным успехом. Она написала книги о своём боевом пути — драгоценный подарок в память о погибших на войне боевых товарищах. И ещё одна радость: выросли её два сына. Старший из них, Пётр, — командир эскадрильи. Лётчик А. Белянкин отозвался о нём в «Красной Звезде» так: «Я хорошо знаю командира, военного лётчика 1-го класса Майора П. Тимофеева. Мастер высшего класса, летает в любых условиях, днём и ночью. Любую цель малозаметную отыщет».

Не забыла бывшая узница концлагеря и тех, кто спас её от смерти. Всех она нашла. Юлия Кращенко работала после войны в одном из колхозов Ворошиловградской области. Доктор Г.Ф. Синяков жил в Челябинске, преподавал в мединституте и заведовал хирургическим отделением больницы тракторного завода. Побывала Анна Александровна и в Югославии, встретилась с профессором Павле Трпинац и его семьёй. А Гельмут Чахер, работавший в ГДР секретарём райкома партии, рано умер…

Анна Александровна скончалась в Москве 29 октября 2009 года. Похоронена на Даниловском кладбище.

При подготовке поста использованы материалы:
Красные соколы нашей
 Родины
Защищать Россию
 
Яндекс Дзен. Всемирная история

 

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

To Top
     

Друзья , поддержите наш исторический проект 

 

♥♥♥

 

"Хронографъ"

 

♥♥♥

 

 

♥♥♥

 

Спасибо

   
Перейти к верхней панели