Мировая история

О пенсионной системе Китая

Толковый разбор ситуации с пенсионным обеспечением в Китае, а то даже в комментариях периодически встречаются персонажи вещающие, что в Китае нет пенсий.

Почему нам лгут о пенсиях в Китае

В последнее время в российских СМИ и даже в некоторых научных изданиях при обсуждении темы повышения пенсионного возраста в России (для мужчин — до 65 лет, для женщин — до 63) стали появляться утверждения о том, что надо брать пример с Китая, где якобы большая часть населения вообще не охвачена системой социального страхования. И, вообще, успехи КНР в экономике связаны с тем, что государство и предприниматели почти не несут расходов на систему социального страхования населения, и лишь незначительная часть государственных служащих (в первую очередь — кадровые работники и рабочие крупных предприятий государственного сектора) пользуются системой социального страхования.

Надо сказать, что подобные утверждения не соответствуют истине. В настоящее время уже большая часть (58,52%) населения КНР проживает в городах. Заметно вырос жизненный уровень населения не только по сравнению с 1978 годом, первым годом реформы, но и с 2000-м. По средней зарплате рабочих и служащих в городах в конце 2016 года: 67 569 юаней в год, или 5 630 юаней в месяц (около 56 тыс. рублей в месяц), — Китай уже обогнал Россию (примерно 30 тыс. рублей в месяц), хотя ещё в 2010 г. отставание Китая от России по среднему уровню зарплаты было заметным: 36 539 юаней в год (около 3000 юаней, или 18-20 тыс. рублей в месяц по курсу юаня к рублю на тот период). Как было отмечено в документах 1-й сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 13-го созыва (март 2018 г.), системой социального страхования в Китае сейчас охвачено 900 млн. человек, а различными видами медицинского страхования — 1,3 млрд. человек. Кроме того, в рамках борьбы с бедностью были повышены дотации для сельского и неработающего населения — с 240 до 450 юаней на человека в год.

Таких показателей охвата населения системой социального страхования в КНР добились не сразу. В ходе реформы потребовалось не только добиться значительного роста экономики, но и на протяжении 40 лет провести ряд мероприятий, направленных на обеспечение социальных гарантий для значительной части населения страны.

Основы системы социального страхования КНР были заложены ещё в 50-е годы. На рабочих распространялся «Закон о трудовом страховании» от 1951 и 1953 гг. с внесёнными в него поправками в виде Временных постановлений Госсовета КНР от 1958 г. А директивой Госсовета КНР от 1952 г. «О медицинском обслуживании и профилактическом лечении за счёт общественных фондов для руководящих работников всех уровней народного правительства, аппарата политических партий, общественных организаций и подчинённых им предприятий и учреждений», подписанной премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем, предусматривалось, что «работники профсоюзов, молодёжных и женских организаций, других общественных организаций, работники культуры, образования, здравоохранения, администрация предприятий и военные специалисты будут пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием».

В ходе экономической реформы в положения о социальном страховании для рабочих и служащих были внесены некоторые изменения. В частности, в мае 1978 г. 2-я сессия Постоянного комитета ВСНП утвердила принятые Госсоветом КНР «Временные формы пенсионного обеспечения рабочих». В результате мужчины имели право на пенсию с 60 лет при непрерывном стаже 10 лет и общем стаже 25 лет, женщины — с 50 лет (служащие — с 55 лет) при непрерывном стаже 10 лет и общем стаже 20 лет. Для работающих в тяжёлых условиях (холодный и горячий цех, на воздухе, на воде и под землёй) пенсионный возраст был установлен на 5 лет ниже при сохранении того же трудового стажа, что и у остальных рабочих.

При получении увечья на производстве и полной потере трудоспособности рабочему выплачивалась пенсия в размере от 60 до 80% заработной платы. В случае, если рабочий полностью потерял трудоспособность не на производстве, но не достиг пенсионного возраста и имел 10 лет непрерывного стажа работы на предприятии, ему выплачивалась пенсия в размере 40% заработной платы (иногда — до 60%). Если рабочий полностью терял трудоспособность, ему выплачивалась пенсия пожизненно, а если он был в состоянии работать, то его должны были обеспечить подходящей для него работой и доплачивать некоторую сумму к зарплате в виде пособия. В случае смерти рабочего или служащего все расходы на похороны шли за счёт предприятия, которое должно было выплачивать пенсию членам семьи умершего.

Абсолютный и относительный рост числа пенсионеров в 80-е гг. требовал постоянных дополнительных затрат на формирование пенсионного фонда со стороны предприятий. Стали возникать экспериментальные формы пенсионных фондов. Например, в 80-е годы в отдельных крупных городах создавались объединённые пенсионные фонды государственных предприятий, но они оказались неплатёжеспособными. В 90-е годы сумма взносов в пенсионные фонды стала зависеть от числа пенсионеров на каждом предприятии, но в условиях рыночной конкуренции и роста числа пенсионеров не все предприятия, особенно крупные, могли выделить необходимые средства на выплату пенсий.

В 1991 году Госсовет КНР принял “Решения по реформе системы выплаты пенсий рабочим и служащим предприятий”, которые предусматривали повсеместное введение нового порядка выплаты пенсий, делившиеся на три вида:

1) единые для всех рабочих и служащих;

2) специальные пенсионные программы предприятий (осуществляются отдельными предприятиями, если у них есть средства для дополнительного пенсионного страхования своих работников);

3) индивидуальное пенсионное страхование (страховые полисы, которые приобретаются отдельными работниками).

Новым важным моментом было то, что единый пенсионный фонд формировался не только за счёт взносов предприятий, но и за счёт взносов работников (процент от зарплаты).

Схема предполагала, что часть собранных средств идёт в общий фонд на текущие пенсионные выплаты, а другая часть остаётся для накопления на личном счёте работника. В значительной мере нагрузка стала ложиться на плечи работников в период трудовой деятельности до достижения ими пенсионного возраста.

На III Пленуме ЦК КПК 14-го созыва (ноябрь 1993 г.) был взят курс на реформирование системы обязательного пенсионного страхования, сочетающей общественное распределение с индивидуальными счетами. К середине 90-х годов новая система пенсионного обеспечения была распространена на работников всех предприятий, независимо от формы собственности. В 1996 году Министерство труда КНР и другие ведомства подготовили ряд изменений в системе страхового пенсионного обеспечения работников промышленных предприятий, которые были утверждены Госсоветом. Согласно Постановлению “О создании единой системы основного пенсионного страхования работников предприятий” (опубликована Госсоветом КНР в июле 1997 г.) начала вводиться система обязательного пенсионного страхования (“Постановление №26”).

Начинающий участвовать в пенсионном страховании в первый год перечислял на личный страховой счёт 3% своей зарплаты, затем каждые два года его взнос увеличивается ещё на 1%, пока через 10 лет не достигал 8% от зарплаты. В то же время взнос предприятия на личный счёт работающего соответственно уменьшался с 8% от зарплаты в первый год участия до 3% — в сумме оба взноса всегда составляли 11% от зарплаты работающего. Взносы предприятий в общий фонд, средства которого идут на текущие пенсионные выплаты, определяются местным народным правительством и должны составлять не более 20% средней зарплаты каждого работника. Пенсия, которую стал получать пенсионер, состояла из двух частей: 1) основная пенсия — не более 25% средней зарплаты в данной местности; 2) сумма, равная 1/120 части средств, накопленных на личном счёте пенсионера (эта цифра определялась, исходя из средней продолжительности жизни в 1996 г., — 70,8 лет).

Для сельской местности Министерством труда КНР и Китайской народной страховой компанией была разработана система страхования по старости, которая даёт возможность каждому собственными средствами обеспечить себе пенсионные выплаты. Все граждане в возрасте с 18 до 60 лет, проживающие в сельской местности, независимо от характера работы могут участвовать в пенсионном страховании. В формировании местных пенсионных фондов вместе с гражданами в соответствии с экономическими условиями могут принимать участие и местные правительства, но доля взносов граждан должна быть не менее 50%. Суммы взносов могут составлять от 2 до 20 юаней за один месяц, которые можно вносить ежемесячно или ежеквартально. Право на получение пенсии наступает с 60 лет для мужчин и женщин при условии внесения пенсионных взносов в течение необходимого срока и действует до случая смерти; оставшиеся средства могут быть переведены на другой счёт.

Таким образом, материальное обеспечение пожилых людей, проживающих как в сельской, так и в городской местности Китая, осуществляется из трёх источников: 1) средств детей и родственников пожилых людей; 2) соответствующей месту жительства системы страхового пенсионного обеспечения; 3) для небольшой части престарелых: одиноких, нетрудоспособных и не имеющих средств к существованию, — системы “пять видов обеспечения” (продовольствие, одежда, жильё, медицинское обслуживание и средства на похороны).

Согласно данным Госкомитета КНР по планированию рождаемости, в 2014 г. системой социального страхования было охвачено свыше 95% сельских жителей; субсидии из местных бюджетов составляли 320 юаней на человека, а страховые выплаты покрывали 75% стоимости госпитализации и 50% стоимости амбулаторно-поликлинических услуг. Также была изменена система оплаты медицинских услуг с постоплатной на предоплатную, что позволило населению своевременно обращаться за медицинской помощью и контролировать расходы на диагностику и лечение.

В июле 2011 г. был принят Закон о социальном страховании. По итогам его исполнения в конце 2016 г. программой обязательного медицинского страхования было охвачено среди городских жителей дополнительно 120 млн. человек и пенсионным обеспечением — 88,7 млн. человек. В Китае планируют расширить систему социальных льгот для пожилых людей как в медицинском обслуживании, так и в пенсионной системе. В первую очередь предполагается обеспечить дополнительными социальными льготами индивидуальных предпринимателей и занятых на предприятиях негосударственных форм собственности, включая домохозяек, сельских рабочих-мигрантов и работающих «на удалённом доступе» через интернет.

В феврале 2014 г. Госсовет КНР издал Временное постановление о социальной помощи, где говорилось о выделении социальных пособий семьям, доход которых ниже прожиточного минимума в регионе, пожилым людям, требующим постоянного ухода, а также детям и тяжелобольным. Кроме того, в данном постановлении предусматривалось выделение специальных субсидий на медицинское обслуживание, оплату коммунальных расходов на жильё и другие виды временной социальной помощи для бедных слоёв населения.

В результате принятых мер в области социальной политики в XXI веке заметно вырос размер пенсии. Если в 1998 г. средний размер пенсии в Китае составлял всего 413 юаней, то в настоящее время средняя пенсия уже заметно превышает среднюю российскую — 14200 рублей в месяц. Разумеется, средний размер месячной пенсии в Китае заметно разнится по регионам. Например, в Пекине она составляет 3 050 юаней (в пересчёте на рубли по текущему курсу — 30 500 рублей), в Цинхае — 2 593 юаня (25 930 рублей), в Синьцзяне — 2 298 юаней (22 980 рублей), в Цзянсу — 2 027 юаней (20 270 рублей), в Юньнани — 1 820 юаней (18 200 рублей). При этом следует учесть, что, несмотря на общий рост цен, розничные цены потребительского сектора в КНР заметно ниже, чем в России.

Основная проблема системы социального страхования в Китае в настоящее время — это существование двойной системы социального страхования в стране. Одна система действует для работников государственных предприятий, которые в основном получают все виды пособий из государственных фондов социального страхования. Другая — для остальных, включая предприятия иных форм собственности и большинства сельских жителей, которые получают пособия из местных фондов. В дальнейшем планируется повысить уровень социального обеспечения. Новая система социального страхования в КНР не будет связана с показателями экономического роста, а будет напрямую зависеть от размера платежей предприятий и работников в фонды социального страхования. Предусматривается создание многоярусной системы социального страхования, состоящей из трёх частей: программы для занятых в государственном секторе, системы социального страхования для занятых на предприятиях других форм собственности и коммерческого страхования.

Таким образом, китайский опыт показывает, что за годы реформ заметно увеличился охват населения системой социального страхования и бесплатного медицинского обслуживания (наподобие российского ОМС) — от 100 млн. до 1 млрд. человек. При этом заметно выросли размеры месячных пенсий и социальных пособий, которые уже стали превышать российские. Также, несмотря на заметный рост пенсионеров, в Китае по-прежнему сохраняется установленный ещё в 50-е годы пенсионный возраст: мужчины — 60 лет, женщины — 50 лет (для служащих — 55 лет). Основными источниками фондов социального страхования в Китае, помимо государства, являются сами предприятия и трудящиеся, которые создают собственные фонды социального страхования как на уровне административных единиц, так и предприятий. Представляется разумным максимально использовать китайский опыт системы социального страхования для России, который позволяет привлечь дополнительные источники финансирования фондов социального страхования.

http://zavtra.ru/blogs/mifi_i_real_nost_ – цинк

ЗА ЧТО ЯКОВЛЕВ ИЛЬЮШИНУ ХОТЕЛ ЛИЦО РАЗБИТЬ

За что Яковлев Ильюшину хотел лицо разбить

В жизни знаменитого авиаконструктора, создателя замечательного фронтового штурмовика Ил-2, Сергея Ильюшина был весьма курьезный случай. Он не только едва не разбился на смерть на самолете, но и вполне мог получить добавки от конкурента – конструктора Яковлева.

В апреле 1938 года Ильюшину нужно было срочно вылететь на Воронежский авиазавод для доработки элементов шасси нового самолета. С ним должен был лететь воронежский конструктор Иван Жуков.

Московский аэропорт вылет не разрешал по погоде, стоял густой туман. Поездом – будешь сутки добираться, а время не терпело.

Ильюшин принимает отчаянное решение взять всю ответственность на себя. Садится в легкомоторный самолет УТ-2 и сам поднимает машину в небо с аэродрома своего КБ.

Самолет тренировочный, мотор едва ли не мотоциклетный – всего-навсего сотня лошадей. Для таких дальних перелетов, да еще по плохой погоде не предназначен.

Тем не менее, машина почти выдержала перелет на шесть сотен километров. Летели больше пяти часов. Сегодня то же расстояние гражданский самолет покрывает за один час.

При подлете к Воронежу перегрелся и полностью отказал мотор. Пришлось садиться в ближайшем поле, посреди ночи, при слабом лунном свете.

На кочках самолет скапотировал – уткнулся винтом в землю и перевернулся. Ильюшин и его пассажир чудом отделались только травмами. У самого конструктора все лицо залило кровью из рассеченной брови.

А утром, когда стало известно о происшествии Ильюшину на Воронежский завод позвонил конструктор Яковлев и обещал разбить горе-пилоту и вторую бровь!

Дело в том, что создавал УТ-2 как раз Яковлев. А время было на дворе жаркое, 1938 год. Легко можно было загреметь к стенке как враг народа, дай только повод.

Неизвестно, как посмотрели бы на Яковлева, разбейся на его самолете насмерть двое ценных авиационных специалистов! Да и сам Ильюшин хорош, вылетел без разрешения, в нелетную погоду.

Как бы там ни было, наказаний в тот раз не последовало. Но Сталин совсем без последствий эту историю не оставил.

Вскоре вышло распоряжение вождя главным конструкторам авиации самим за штурвал не садиться под страхом тюремного заключения. Беречь себя и летать только с профессиональными пилотами.

 

Источник →

БИТВА ЗА ПОБЕДУ

Битва за Победу

Проблема в СМИ была многократно озвучена: американцы тратят гигантские деньги на продвижение той простой идеи, что именно они, и только они, выиграли Вторую мировую войну и спасли мир от Гитлера. В связи с чем возникает вполне логичный вопрос: что нам делать и как с этим бороться? Ещё более забавной выглядит ситуация, когда в наших СМИ публикуют опросы общественного мнения на Западе по поводу того, кто эту клятую ВМВ выиграл и кто, собственно освободил Европу.

Как ни странно, но решение этой проблемы не выглядит сколько-нибудь сложным. Беда как раз в том, что мы её даже не пытались решать и не особо работали по данной тематике. Если ты всё свободное время тупо пьёшь пиво у телевизора, то вряд ли твоя фигура будет стройной и спортивной. На кого тут обижаться? Беда как раз в том, что мы никак не пытались «пиарить» ту самую свою победу за пределами страны, а то, что делалось, можно считать весьма и весьма неудачными попытками.

Как мы все понимаем, советские фильмы про войну могли быть использованы для подобной пропаганды внутри страны, максимум внутри советского лагеря, но никак не за его пределами. Обидно и цинично звучит это, но именно так и обстоят дела. Шершавый советский киноязык героических чёрно-белых фильмов «про войну и фашистов» зарубежному зрителю, к сожалению, малопонятен и малоинтересен. Понимаю, что это имело определённые причины, но суть дела от этого не меняется.

Можно, конечно, долго ругаться, что мы их освободили от фашистов, а они это не ценят, но, как мы все сегодня понимаем, это не очень перспективная позиция с точки зрения пропаганды наших военных достижений. Кстати, «Враг у ворот» (не нами снятый!) имел-таки на Западе мощный пропагандистский эффект. И вызвал в Германии достаточно болезненную реакцию. Наши немецкие «друзья» к такому развороту оказались не готовы. Это для нас Вермахт — бандиты и убийцы, а в Центральной Европе уже сложилось несколько другое восприятие военных реалий.

Фильмы типа «Битва за Севастополь» Мокрицкого или «Сталинград» Бондарчука — вроде как бы шаги в нужном направлении, но вот их идейная составляющая (особенно первого) вызывает большие вопросы. Я понимаю, хочется, чтобы фильм объединял, только вот война, как правило, разъединяет. То есть вот сегодня в современной России мы не можем снимать толковые фильмы про ту великую войну советского народа, чтобы их не стыдно было всей планете показать (я не сказал «гениальные», я сказал «толковые»). В связи с чем возникает сразу два вопроса: что мы вообще сегодня можем и почему мы после этого обижаемся на иностранцев за их незнание про решающий вклад Красной Армии?

На самом деле, если снимать без участия Брэда Питта и не гнаться за эпичностью и масштабностью, то скромный «фильмец про войну» можно снять не очень задорого. Вот этим американцы и занимаются: Гитлера они не громили, но фильмы про данный процесс снимают регулярно и высокопрофессионально. И кто дурак по итогам? Нет, что-то безусловно снимают и в России, но, во-первых, очень мало, во-вторых, не сильно продвигают за рубеж в качестве пропаганды.

Через столько десятилетий после войны важно уже не то, что там было, а какова информационная картинка. Знаете ещё всякие Viasat History? Типа документалистика. Где тоже всё очень подробно рассказывают. Всей планете. И нас, конечно, не забывают упомянуть «тихим, добрым словом». А в наших газетах, на нашем телевидении не устают возмущаться «их трактовкой истории». Следует спросить: «А где же та трактовка истории, которую можно назвать нашей?»

В принципе, где она? Почему о ней кто-то должен догадываться? Где наша точка зрения на Вторую мировую, переведённая на тот же самый английский, немецкий, французский, польский, японский и активно продвигаемая за рубежом? Сказать, что это стоит абсолютно безумных денег — откровенно погрешить против истины. В принципе, сегодня на русском языке снимается достаточно много телепередач, где освещаются эти самые темы Второй мировой. Но продукт этот прежде всего предназначен для внутренней, русскоязычной аудитории. Соответственно весьма специфичны и логика изложения, и аргументация. Ну, и транслируется это на русском языке.

То же самое касается печатной литературы. Часто зарубежных (в основном англоязычных) авторов упрекают в том, что они используют только немецкие источники и вообще при освещении событий «Барбароссы» стоят на немецкой точке зрения. Это так, и это, конечно, обидно. Но вполне естественно спросить: а что Россия сделала для того, чтобы переломить ситуацию? Как сейчас понятно, «военно-патриотическая» литература советского периода из-за своей перенасыщенности идеологией мало подходит для продвижения в массы за рубежом. Как говорится, лучше не вспоминать. Даже внутри страны она не всегда сегодня читабельна (популярность немецких мемуаров совсем неслучайна — они лучше написаны).

Да, я плавно веду к той простой мысли, что если мы хотим, чтобы наш несомненный вклад в разгром Гитлера оценили по достоинству, то нам не нужно ждать милостей от западной пропаганды, а надо что-то предпринимать самостоятельно. Это, кстати, единственный вариант. То есть необходимо издавать, например, на английском языке толковые книги по истории Второй мировой. Увы, сначала их надо написать хотя бы на русском…

Понятно, что данные издания должны быть интересными и представлять новый взгляд на уже «известные» события. То есть данные книги должны представлять из себя определённую информационную ценность. Тупая пропаганда тут мало что даст. Разговоры ни о чём и попытка подстроиться в кильватер англосаксонских историков вряд ли будут стоить затраченных усилий.

Собственно говоря, абсолютно непонятно, кто мешал нам это делать на государственном уровне последние лет десять? Спонсировать написание подобных книг, их перевод и публикацию. Жалостливые вопли про «искажение истории с той стороны» звучат достаточно странно: «История — это политика, опрокинутая в прошлое» (есть такое мнение). Странно было бы ждать от наших геополитических конкурентов (например, немцев) объективного освещения тех кровавых событий (а кстати, есть хорошая, годная история ВМВ, изданная нами для немцев на немецком? И почему нет?). Если мы будем только молчать и обиженно дуться в углу, то нас будут постоянно обливать грязью. И это вполне нормально: дураков бьют, слабых тоже бьют, на сердитых возят воду…

Пытаться опровергать их концепцию причин и хода Второй мировой войны достаточно бессмысленно: людям нужны ответы, а не вопросы. Необходимо предлагать что-то своё. И не отдельные идеи, а именно цельную концепцию всей войны (а особенно войны в Европе). И продвигать её. За нас это никто не сделал и делать не собирается. Особо сложного в этом ничего нет, гигантских денежных затрат это тоже не требует.

Ничего нового и необычного в этом нет тоже: это делалось и в СССР (не совсем удачно), и в США (весьма масштабно). Представьте типичного образованного человека из дальнего зарубежья, владеющего английским, который усомнился в американской концепции «освобождения Европы». Вот что бы вы ему рекомендовали почитать на сон грядущий? Не думаю, что создание и публикация подобных работ требуют какого-то особого интеллектуального подвига.

Безусловно, на ура их там не воспримут, но свою точку зрения обозначить просто необходимо. Иначе все упрёки в их адрес выглядят несколько неуместно. Получается, мы и сами не знаем, чем недовольны: не можем чётко сформулировать! То есть победу в той самой войне необходимо «конкретизировать и монетизировать».

А сегодня мы зачастую имеем ситуацию, когда на события ВМВ есть одна главная точка зрения — американская. Кто мешает России чётко и грамотно сформулировать свою? И не надо думать, что, уходя от дискуссии, мы как-то сглаживаем противоречия и наводим мосты. Любой, кто знаком с современной западной концепцией истории ВМВ, подтвердит: на Россию там аккуратно вешают всех собак. Нам категорически сложно что-то доказывать, находясь внутри «их» парадигмы просто потому, что там о России или плохо, или ничего.

Наша проблема как раз в том, что мы очень любим договариваться и идти на компромисс. К сожалению, тут это не работает. Мы не втиснемся в их концепцию победы над Гитлером, потому что там для нас просто нет достойного места, любая же попытка продвигать в России якобы компромиссный, а на самом деле проамериканский вариант истории Второй мировой, по вполне понятным причинам вызывает серию скандалов. Так как после ВМВ Германия и Япония стали сателлитами США, то в их версии самым плохим всегда будет Сталин. Без вариантов.

Пора понять одну простую вещь: мы не договоримся и у нас не будет единого варианта истории той войны. Невозможно это. Нам надо продвигать свою сермяжную правду, не рассчитывая при этом на чью-то честность и порядочность. Не проснётся совесть у восточноевропейцев, не ждите. Но никто не запрещает России чётко, грамотно и аргументированно доносить до европейцев (и не только до них) свою точку зрения на причины, ход и результаты той войны. В книгах, статьях и документальных/художественных фильмах, сделанных как раз для благодарного зарубежного читателя/зрителя. И, понятно, сделанных грамотно и профессионально и с технической, и с идеологической точки зрения.

И быть при этом готовым к тому, что встречная реакция будет враждебной. Иногда людям просто невыгодно знать правду, и они её знать не хотят. Ничего не поделаешь, история — это тоже политика, пусть и «опрокинутая в прошлое».

Источник

Друзья , поддержите наш патриотический проект 

"Хронографъ"

Спасибо

Будем жить ...

Рекомендуем:

Красная Армия - Геополитическое обозрение

Хронографъ - Историко-Геополитическое обозрение

No Politics - Сайт Вне Политики

Russian [Time] - Геополитическое обозрение

Журнал Здоровье - О Здоровом образе Жизни

ПроАвто - Автомобильные новости

Армия и Флот - Военное обозрение

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели