Исторические персоны

Миф об «убогом» царевиче Алексее

300 лет назад, 14 февраля 1718 года, царь Петр I лишил своего сына Алексея прав наследника престола. 5 июля 1718 года верховный суд, состоявший из генералитета, сенаторов и Святейшего Синода, приговорил царевича к смертной казни. Через два дня царевич умер, видимо, из-за пыток.

Позднее был создан миф о жалком, трусливом и придурковатом царевиче, которого пытались использовать в своих интересах внешние и внутренние враги петровских реформ и создания великой Российской державы. А его опала, осуждение и убийство показывались как справедливые и оправданные действия, необходимые для петровской модернизации России, сделавшей её великой европейской державой.

К примеру, в статье критика В. Стасова даётся такой образ царевича: «Картина г. Ге («Пётр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе». Н. Н. Ге, 1871) представляет сцену из жизни Петра: он допрашивает в Петергофе, в маленьком дворце своем Монплезир, сына своего, царевича Алексея, вороченного из бегства его в Австрию и Неаполь. Грозный царь, уже начинающий седеть, сидит у стола, на котором лежат письма, уличающие царевича в его интригах и изменнических сношениях. Перед ним стоит сын его, притворно или искренне кающийся, — длинный и тощий, настоящая фигура тупого, узкоголового дьячка, … какая драма тут совершается! Точно две крайние противоположности людские сошлись с разных концов мира. Один – это сама энергия, непреклонная и могучая воля, великан-красавец в преображенском кафтане и высоких военных сапогах – весь волнующийся и поворотивший свою чудесную, разгоревшуюся голову к этому сыну, этому неразумному, этому врагу, вздумавшему стать ему на дороге. Гнев, упрёк, презрение – всё тут горит во взгляде у него, и под этим взглядом словно поникла и упала бесцветная голова молодого преступника, не смеющего глядеть прямо на грозного судию. Он ничтожен, он презренен, он гадок в своей бледности и старообрядческой трусости». Так, нрав и облик царевича – тупого труса, жалкого и ничтожного, и трактуется до настоящего времени.

То, что Пётр Первый был великой исторической личностью, никто не сомневается. Но вопрос в том, почему он преследовал сына и в итоге позволил его убить. Возможно, и сам принял участие в этом страшном преступлении. Ведь «презренный» Алексей не имел возможности ему противостоять. Его же объявили жалким ничтожеством! Но Пётр, подстрекаемый Екатериной (Марта Скавронская) и Меншиковым, продолжал его преследовать, вынудил его, своими ограничениями, бежать из России, затем вернул обещанием помиловать, но его не исполнил. В итоге свершилась одна из самых страшных страниц в истории дома Романовых. Отец затравил сына до смерти.

Раз царевич Алексей человек преданный старым порядкам и убогий, его можно было просто убрать с дороги, не убивая. Алексей отказался от престола, даже присягнул добровольно новому престолонаследнику — своему сводному брату (сыну Екатерины I). Казалось, всё просто, можно загнать его в ссылку, в монастырь или посадить в яму. Но Пётр и его ближайшее окружение чего-то боялось. Чего — «царевича-придурка»? Для чего убивать Алексея? Ведь физически устраняют лишь сильных и умных конкурентов.

Однако всё становится ясно, если поближе познакомиться с личностью царевича Алексея. У А. Пушкина, который был не только великим поэтом, но и отличным историком, читаем: «Царевич был обожаем народом (Петра же большая часть народа ненавидела, считала «антихристом». – Автор.), который видел в нём будущего восстановителя старины. Оппозиция вся (даже сам кн. Яков Долгорукий) была на его стороне. Духовенство, гонимое протестантом царем, обращало на него все свои надежды. Пётр ненавидел сына, как препятствие настоящее и будущего разрушителя его создания».

Не был царевич физически и умственно «убогим». Его учитель Гюйссен в отчёте государю отмечал, что Алексей «разумен далеко выше возраста своего». Царевич производил благоприятное впечатление на окружающих. Английский посланник в России Витворт, в письме отправленном из Москвы 28 февраля 1705 года, отмечал: «… я имел честь приветствовать сына и наследника царского, Алексея Петровича, высокого, красивого царевича лет шестнадцати, который отлично говорит голландском языке…». Царевич Алексей знал латынь, голландский, французский и немецкий языки. Был большим любителем книг и чтения. Кроме богословия, серьёзно изучал историю, филологию, покупал книги по военному делу, математике. Имел большую по тем времена библиотеку. Царевич дополнял своё образование за границей, совершенствуя свои знания в области иностранных языков, изучал геометрию, фортификацию и другие науки. Также за границей изучал различные достопримечательности, в большом количестве покупал книги как религиозного, так и светского содержания.

Таким образом, русский царевич был одним из самых образованных людей того времени в России. Очевидно, кому-то надо было выставить Алексея Петровича этаким идиотом, о котором и сожалеть не стоит. Позднее по такой же методике очернили русского императора Павла Петровича, который бросил вызов британскому льву.

Алексей Петрович родился 18 (28) февраля 1690 года в Преображенском. В первые годы жил на попечении своей бабушки Натальи Кирилловны и матери Евдокии Фёдоровны, в девичестве Лопухиной. Первым его учителем был Никифор вяземский, человек слабый и бездарный.

Первой трещиной между отцом и сыном стало отношение к Евдокии. Пётр и Евдокия первое время любили друг друга. Но Пётр быстро пристрастился к военным и морским делам, и очень рано познакомился с разгульной жизнью и всеми её удовольствиями, в кругу молодых (чаще всего), веселых товарищей. Среди них было много и иностранцев, часто авантюристов, желающих заработать и сделать карьеру в России. Очевидно, что среди них были «агенты влияния» Запада. Пётр был постоянно в разъездах, в Переславле, Воронеже, Архангельске, под Азовом. При кратких встречах царица, ненавидевшая все иноземное, не могла восстановить лад в их отношениях.

Решение о разводе с Евдокией было принято время путешествия Петра за границу. Из-за границы молодой царь приказал свои людям уговорить царицу постричься в монахини. Царица резко воспротивилась. Вернувшись в Россию 1698 году, Пётр сломил её сопротивление. Евдокия была отправлена в суздальский Покровский монастырь. Там её постригли. За что? Нет никакой информации. Если бы Евдокия была виновата, об этом сообщили в знаменитом осуждении 1718 года. Там было прописано только рукою самого царя, что она была удалена «для некоторых её противностей и подозрения». Поступок царя был весьма безнравственным и жестоким — он заключил в монастырь молодую женщину, после нескольких лет брачной жизни, мать двоих сыновей, без вины, в угоду своим прихотям или политическим соображениям. При этом царь со своими дружками вёл весьма разгульный образ жизни, противный патриархальным русским нравам. А иностранцы подкладывали под него девиц, вроде полюбовницы Анны Монс.

«Со всем почтением, — пишет историк М. М. Щербатов, — которое я к сему великому в монархах и великому в человеках в сердце своем сохраняю, со всем чувством моим, что самая польза государственная требовала, чтоб он имел кроме царевича Алексея Петровича законных детей, преемниками его престола, — не могу я удержаться, чтобы не охулить развод его с первою его супругою, рожденную Лопухиной, и второй его брак, по пострижении первой супруги, с пленницею Екатериною Алексеевною… Пусть монарх имел к тому сильные причины, которых однако ж я не вижу, кроме склонности его к Монсовым, сопротивления жены его новым установлениям».

Судя по всему, главная причина разрыва брака и пострижения царицы в монахини, это нелюбовь ко всему иностранному. Александр Гордон в своей «Истории Петра» пишет, что она отдалила супруга от себя «безотвязною ревностью и упреками за привязанностью его к иностранцам». Древний род Лопухиных ненавидел иностранцев, которые вились вокруг царя. Дело дошло до драки одного из братьев Евдокии с Лефортом. А Лефорт был известным совратителем царя – устроителем его пиршеств и веселий, за что и был бит братом царицы, который вступился за её часть и честь рода. «Немцев» люто ненавидел патриарх Иоаким. Этот твёрдый и принципиальный человек умолял Петра не верить «проклятым еретикам», не вверять им командование войсками (провал первого периода Северной войны – полностью на иностранном командовании). Он убеждал Петра не давать иностранцам и иноверцам должности в государстве, видел в этом погибель России. Эту ненависть перенял двор матери и жены Петра.

Таким образом, Пётр, попавший под влияние иностранцев, русских «дворян-европейцев», легко принявших всё иностранное, и взявший курс на вестернизацию России, самым резким образом порвал «со стариной». Жена, питавшая неприязнь к иноземцам, была преградой, её устранили. А Петру вскоре подсунули «кухарку» Марту, равнодушную к «русскости».

Продолжение следует…

Автор: Самсонов Александр
 

 

 
 

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели