Исторические персоны

Как Уинстон Черчилль любил применять химическое оружие

Интересно слушать англичан: сколько пафоса, сколько наглости. Что в «деле Скрипаля», что в «химической атаке в Сирии».

Но для человека знающего историю, этот пафос … ложный. Уж слишком часто в своей истории англичане применяли химическое оружие. Да-да. И не только в рамках Первой мировой войны против немцев, которые первыми применили удушающие газы.

Британцы применяли отравляющие вещества в 1919 году. 

Против кого? Против большевиков, то есть против русских. Против нас. Химическое оружие применялось англичанами при попытке покорить Афганистан. Потом, в Ираке.

А главным идеологом применения газов против «дикарей», к коим и русских в Лондоне относят и по сей день, был сэр… Уинстон Черчилль.

Много интересного почти никто сегодня не знает.

Кстати – знаменитая теперь на весь мир, лаборатория в Портон-Даун недалеко от Солсбери, работала по своему профилю уже более ста лет назад.

А газовые снаряды против русских крестьян применял далеко не только Тухаческий.

В памятном для России ноябре 1917 года Черчилль выступал за то, чтобы сбрасывать газовые бомбы с самолетов. 

Как это было якобы сделано в Думе. Там ведь ОДНУ бомбу с газом сбросили с самолета…

Почерк однако.

Уинстон Черчилль и химическое оружие

В апреле 1915 года немецкая армия использовала баллоны с газообразным хлором против французской армии в Ипре. Газ уничтожал органы дыхания своих жертв, и это приводило к медленной смерти через удушье. Генерал Уильям Робертсон рекомендовал бригадирскому генералу Чарльзу Говарду Фоулсу генералу Джону Францу, как лучшему исполнителю, организовать ответный удар.Фулькс принял эту должность, а 25 сентября 1915 года британская армия начала свою первую газовую атаку.

Бригадный генерал Фулкс в конечном итоге получил звание высшего офицера, Командующий специальной бригадой, ответственной за химическую войну и директора газовых служб. Он тесно сотрудничал с учеными, работающими в правительственных лабораториях в Портон Даун, недалеко от Солсбери. Его биограф Джон Борн утверждал: 

«Несмотря на энергию Фоулкса, изобретательность его людей и потребление дорогостоящих ресурсов, газ был, в конечном счете, разочаровывающим как оружие, несмотря на его ужасающую репутацию».

В июле 1917 года Дэвид Ллойд Джордж назначил Уинстона Черчилля министром боеприпасов и до конца войны, он отвечал за производство танков, самолетов, орудий и снарядов. Клайв Понтинг (Clive Ponting), автор книги «Черчилль» (1994 г.), утверждал: 

«Технология, на которую Черчилль возлагал наибольшую веру, это были химические отравляющие вещества, впервые использовавшиеся немцами в 1915 году. Именно в это время Черчилль разработал то, что должно было доказать пожизненный энтузиазм по поводу широкого использования этой формы войны».

Черчилль установил тесные отношения с Бригадным генералом Чарльзом Говардом Фоулксом. Черчилль призвал Фулкса предоставить ему эффективные способы использования химического оружия против немецкой армии. В ноябре 1917 года Черчилль выступал за то, чтобы сбрасывать газовые бомбы с самолетов. Однако эта идея была отвергнута «потому, что она привела бы к гибели многих французских и бельгийских гражданских лиц позади немецких линий и привлечению слишком многих военнослужащих редкой специальности для эксплуатации и обслуживания самолетов и бомб».

6 апреля 1918 года Черчилль сказал французскому министру вооружений Луи Лоухуру: «Я … за пользу максимально возможного развития газовой войны». В статье, подготовленной для военного кабинета, он убеждал в широком использовании танков, широкомасштабных бомбардировок немецких гражданских лиц и массовое использование химических боевых отравляющих веществ. Фоулкс сказал Черчиллю, что его ученые работают над очень мощным новым химическим оружием под кодовым названием «М-устройство».

По словам Джайлса Милтона, автора книги «Русская Рулетка»

«Как британские шпионы сорвали глобальный заговор Ленина (2013)»: «Испытания в Портоне показали, что M-устройство действительно было ужасным новым оружием. Активным ингредиентом в M-устройстве был дифениламинхлороарсин, токсичный химикат. Для превращения этого химиката в густой дым, который может вывести из строя любого солдата, имевшего несчастье, вдохнуть его, был использован термогенератор … 
Сильные и неприятные симптомы были неконтролируемы. Неконтролируемая рвота, кашель кровью и мгновенная и калечащая усталость были самыми общими чертами … Жертвы, которые не были убиты сразу, были поражены усталостью и впадали в депрессию не долгое время».

Британский солдат с М-устройством

Черчилль надеялся, что он сможет использовать сверхсекретное «М-устройство», разрывной снаряд, который выпустит высокотоксичный газ, полученный из мышьяка. Фоулз назвал его «самым эффективным химическим оружием, когда-либо созданным». Ученый Джон Холдейн позже описал влияние этого нового оружия:

 «Боль в голове описывается так же, как при попадании пресной воды в нос при купании, но гораздо более пронизывающей … сопровождаемой самым ужасающим умственным страданием и мучением».

 Фулькс утверждал, что стратегия должна быть «выброс газа в колоссальном масштабе». За этим следовала бы «Британская атака, минуя окопы, наполненные задыхающимися и умирающими людьми».

  Однако война закончилась в ноябре 1918 года, прежде чем эта стратегия могла быть развернута.

После Первой мировой войны премьер Ллойд Джордж Черчилль был назначен военным министром

В мае 1919 года Черчилль приказал британским войскам использовать химическое оружие во время кампании по покорению Афганистана. Когда Индийское ведомство возразило против политики, Черчилль ответил:

 «Возражения Управления Индии по использованию газа против туземцев необоснованны. Газ — более милосердное оружие, чем взрывная бомба, и заставляет противника принять решение с меньшими потерями жизни, чем любое другое военное средство. Моральный эффект тоже очень велик. Не может быть мыслимой причины, по которой к нему не следует прибегать».

Уинстон Черчилль также принял противоречивое решение использовать запасы M-устройства (дифениламинохлороарин) против частей Красной Армии, которые участвовали в борьбе с интервентами, враждебными русской революции. 

Его поддержал сэр Кейт Прайс, глава химических отравляющих веществ, в Портон Дауне. Он заявил, что это «правильное лекарство для большевиков», и местность позволяет «дрейфовать очень хорошо». Сэр Прайс соглашался с Черчиллем, что использование химического оружия приведет к быстрому краху большевистского правительства в России: 

«Я верю, что, если вы нанесете точный удар только один раз Газом, вы не найдете больше большевиков на этой стороне Вологды».

В величайшей тайне 50 000 М-устройств были отправлены в Архангельск вместе со средствами, необходимыми для их стрельбы. Черчилль послал послание генерал-майору Уильяму Айронсайду:

 «В настоящее время необходимо сделать самое полное использование газового снаряда вашими силами или снабжение нами сил Белого Русского движения». Он сказал Айронсайд, что это «термогенератор мышьяковой пыли, которая проникает во все известные типы защитной маски». 

Черчилль добавил, что ему очень нравится что «большевики» получат его. Черчилль также организовал 10 000 респираторов для британских войск и двадцать пять офицеров специалистов по газу для использования этого оборудования.

Эта информация просочилась в прессу, и Черчилль был вынужден ответить на вопросы по этому поводу в Палате общин 29 мая 1919 года. Черчилль настаивал на том, что это Красная Армия применила химическую войну: 

«Я не понимаю, почему, если они используют отравляющий газ, они должны возражать против того, чтобы использовать его против них. Очень правильно и необходимо использовать против них отравляющий газ»

Его заявление было ложным. Нет никаких свидетельств большевистских сил, использующих газ против британских войск, и сам Черчилль санкционировал его первоначальное использование примерно за шесть недель до этого.

27 августа 1919 года бомбардировщики British Airco DH.9 сбросили эти газовые бомбы на российскую деревню Эмца.Согласно одному источнику: «солдаты большевиков бежали, когда распространялся зеленый газ. Тех, кто не мог убежать, рвало кровью, прежде чем они потеряли сознание». В числе других поселений были Чунова, Вихтова, Поча, Чорга, Тавоигор и Заполки. За этот период на русских было сброшено 506 газовых бомб.

Лейтенант Дональд Грантхам рассказал большевистским заключенным об этих нападениях. Один человек по имени Боктров сказал, что солдаты «не знали, что такое это облако, и бежали в него, а некоторые были сломлены в облаке и там погибли, а остальные шатались на короткое время, а затем упали и умерли». Боктров утверждал, что двадцать пять его товарищей были убиты во время нападения. Боктрову удалось избежать основного «газового облака», но он очень болел в течение 24 часов и страдал от «головокружения в голове, бегающего от ушей, кровоточащего носа и кашля с кровью, слезоточивости глаз и затрудненного дыхания».

Генерал-майор Уильям Айронсайд сказал Дэвиду Ллойд Джордж, что он убежден, что даже после этих газовых ударов его войска не смогут продвинуться очень далеко. Он также предупредил, что Белая армия испытала серию мятежей (в Британских вооруженных силах тоже были некоторые беспорядки). Ллойд Джордж согласился, что Айронсайд должен вывести свои войска. Их вывод был завершен к октябрю. Оставшееся химическое оружие считалось слишком опасным для отправки в Великобританию, и поэтому было решено сбросить его в Белое море.

У Черчилля была большая полемика по поводу его политики в Ираке. Было подсчитано, что для контроля над страной потребуется около 25 000 британских и 80 000 индийских войск. Тем не менее, он утверждал, что, если Великобритания доверится на воздушную мощь, эти цифры можно сократить до 4000 (британских) и 10 000 (индийских). Правительство было убеждено в этом аргументе, и было решено отправить недавно сформированные Королевские ВВС в Ирак.

В 1920 году произошло восстание более 100 000 вооруженных повстанцев. В течение следующих нескольких месяцев RAF¹ сбросили 97 тонн бомб, убив 9 000 иракцев. Это не смогло положить конец сопротивлению, а арабские и курдские восстания продолжали представлять угрозу британскому правлению.

 Уинстон Черчилль предложил, что Королевские ВВС должны использовать химическое оружие для повстанцев. Некоторые члены Кабинета министров возражали против этой тактики: Черчилль утверждал: 

«Я не понимаю эту брезгливость в отношении использования газа … Я решительно выступаю за использование отравленных газов против нецивилизованных племен. Моральный эффект должен быть настолько хорош, что потери жизни должны быть сведены к минимуму … Можно использовать газы, которые вызывают большие неудобства, и оставят живой ужас и все же не оставят серьезного постоянного воздействия на большинство пострадавших».

Как только он получил власть в мае 1940 года, Черчилль стал обдумывать использование химического оружия. Однако он изменил свое мнение, когда военная разведка сообщила, что Германия способна сбросить в четыре раза больше химических бомб, чем Британия. Однако были введены планы по использованию газовой войны у Адольфа Гитлера, приказавшему планировать вторжение в Британию. 30 мая 1940 года он сказал Кабинету «мы не должны колебаться, чтобы загрязнить наши пляжи газом». К концу сентября, когда нашествие его напугало, он решил не использовать оружие первым. Он поручил генералу Гастингсу Исмею, начальнику штаба, сохранить запасы: 

«Я глубоко обеспокоен тем, что газовую войну не следует принимать в настоящее время … Мы не должны начинать, но мы должны быть в состоянии ответить».

В 1943 году Черчилль сделал публичное заявление о том, что если Германия использует химические бомбы против Советского Союза, он издаст инструкции, что Великобритания также будет использовать это оружие. Черчилль сказал генералу Исмею:

 «Мы будем принимать ответные меры, пропитыванием немецкие города газом в самых больших масштабах». В марте 1944 года Черчилль заказал 500 000 бомб сибирской язвы из Соединенных Штатов. Эти бомбы должны были быть сброшены «за чертой», чтобы сделать города непригодными для жизни и действительно опасными для входа без респиратора».

В 1944 году Черчиллю военная разведка также сообщила, что у британцев гораздо большие запасы отравляющего газа, чем у нацистской Германии. Он написал Исмею 6 июля 1944 года:

 «Абсурдно рассматривать мораль на эту тему, когда все использовали её в прошлой войне без кивков на жалобы моралистов Церкви … Это просто вопрос изменения моды как она делает между длинными и короткими юбками для женщин … На самом деле не должно быть связано с глупыми условностями ума».

Теперь Черчилль направил послание своим начальникам: 

«Я, конечно, могу попросить вас поддержать меня в использовании отравляющего газа. Мы могли бы пролить города Рур и многие другие города в Германии таким образом, чтобы большая часть населения будет требовать постоянной медицинской помощи … Если мы это сделаем, давайте сделаем это на сто процентов. Тем временем, я хочу, чтобы это дело изучалось хладнокровно разумными людьми, а не этим конкретным набором псалмо-пением пораженцев в униформе, которые теперь пробегают то здесь, то там».

28 июля 1944 года начальник штаба сообщил Черчиллю, что возможна газовая война, и что Великобритания может бросить больше, чем Германия, но они сомневаются в том, что это вызовет у властей Германии большие трудности в контроле над страной. Однако они были глубоко обеспокоены возможностью того, что Германия ответит, опасаясь, что британская публика отреагирует иначе, чем немецкая: 

«То же самое нельзя сказать и о нашем собственном народе, у которого нет такого плачевного состояния». Прочитав суждение начальника штаба, Черчилль мрачно заключил:

 «Я не совсем убежден этим негативным докладом. Но, ясно, я не могу двигаться против служителей церкви и военачальников одновременно».

¹RAF – Королевские военно-воздушные силы

Источник: spartacus-educational.com

(перевод с английского Владимир Ингуран)

Click to comment

Добавить комментарий

To Top
     

Друзья , поддержите наш исторический проект 

 

♥♥♥

 

"Хронографъ"

 

♥♥♥

 

 

♥♥♥

 

Спасибо

   
Перейти к верхней панели