Мировая история

36 000 км под водой

Небывалый подводный поход российских субмарин от берегов Европы к Дальнему Востоку

36 000 км под водой
 

По воспоминаниям моряков-подводников, любой, даже самый сильный человек хотя бы на несколько секунд теряет сознание, оказавшись на свежем морском воздухе после семи недель, проведённых в герметичных отсеках глубоко под водой. Ровно семь с половиной недель в 1966 году потребовалось двум нашим атомным подлодкам, чтобы впервые в мире пересечь два океана и дойти до дальневосточных берегов, ни разу не всплывая на поверхность

Подводная дорога на Дальний Восток в атомную эпоху

В нашей стране первая подводная лодка с ядерной энергетической установкой вступила в строй ровно 60 лет назад — в 1958 году. Атомная эпоха открыла новую эру в истории подводного флота — такая субмарина, по сравнению с прежними дизельными, имела не только большую скорость, но и почти неограниченную дальность плавания.

Все первые атомные подлодки СССР строились только в Северодвинске, на берегах Белого моря. Однако важнейшим районом их действий считался Тихий океан. И сразу возникла проблема — как скрытно перевести атомную субмарину на Дальний Восток.

В начале XX века самые первые подводные лодки из европейской части страны возили к тихоокеанским берегам России по железной дороге. Когда подлодки стали больше и сложнее, их стали возить на Дальний Восток в разобранном виде либо строить на месте, для чего в Комсомольске-на-Амуре возник судостроительный завод. Однако атомная субмарина была слишком велика (свыше 100 м) и слишком сложна, чтобы её привезти на Дальний Восток по частям или построить на месте.

36 000 км под водой

Участники перехода по Северному морскому пути столкнулись со многими трудностями

Фотохроника ТАСС

В принципе лодка могла просто приплыть из Белого моря к дальневосточным берегам — наш подводный флот уже имел опыт таких почти кругосветных плаваний через несколько океанов (с всплытиями). Могла прийти и сложным, но кратчайшим Северным морским путём, вдоль российского побережья Ледовитого океана. Однако в условиях холодной войны любое дальнее плавание больших субмарин по поверхности Мирового океана было бы неизбежно замечено разведкой «потенциального противника».

Поэтому нашему флоту требовалось решить непростую задачу — как проводить атомные лодки от европейской части страны на Дальний Восток, всё время оставаясь под водой.

Для такого стратегического перемещения самый краткий Северный морской путь оказался закрыт. Атомная субмарина вполне могла пересечь, не всплывая на поверхность, весь Ледовитый океан либо пройти под водой почти все моря, омывающие полярные берега России, — Белое, Баренцево, Карское, Лаптевых и Восточно-Сибирское. Однако последнее и неизбежное на пути в Тихий океан Чукотское море становилось непреодолимым препятствием для такого подводного (точнее, подлёдного) плавания.

Это море достаточно мелководно, иногда его глубины не превышают 13 м. В то же время оно почти круглый год покрыто толстым слоем льда либо забито ледяными обломками-торосами. Из-за них подводное плавание здесь с большим риском возможно лишь короткий период времени в августе-сентябре, да и то не каждый год.

Одним словом, для небывалого похода под водой из Европы на Дальний Восток оставались лишь пути через Атлантику и далее через Тихий либо Индийский океан. То есть те морские «дороги», которыми когда-то в XIX веке ходили первые русские кругосветные экспедиции под парусами.

На экваторе с шампанским и радиацией

К 60-м годам XX века только одна атомная подлодка обогнула земной шар почти целиком в подводном положении. Это была американская субмарина «Тритон», специально сконструированная для таких дальних плаваний под водой. Американцам во время их подводной кругосветки весной 1960 года приходилось не раз всплывать на поверхность и даже заходить по пути для исправления поломок на свою базу, расположенную посреди Тихого океана на острове Гуам.

Задуманное в СССР подводное путешествие было сложнее. Во-первых, на всём пути у наших лодок от начала и до конца не было никаких баз. Во-вторых, в плавание отправлялись именно серийные лодки, а не специально сконструированные для таких походов. И в-третьих, задуман был именно групповой поход — отправиться в путь предстояло сразу двум субмаринам. Подобного опыта ещё ни у кого в мире не было.

36 000 км под водой

Фотохроника ТАСС

Лидером похода выбрали подлодку К-133. Это была восьмая по счёту атомная субмарина, построенная в СССР. Лодка ещё не была ракетной, имея на вооружении лишь торпеды с ядерными боеголовками.

Именно К-133 первой в нашей стране под водой достигла экватора — 12 августа 1963 года. Тот поход запомнился морякам и океанской экзотикой, и сложностями эксплуатации атомной установки. У экватора К-133 всплыла на поверхность. Как позднее вспоминал один из участников того похода: «Естественно, все прошли обязательную процедуру, освящённую традицией, при пересечении экватора. Было всё как положено — Нептун собственной персоной и ряженые морские черти, обязательная чарка морской воды и выдача дипломов за пересечение экватора… По такому случаю коки приготовили праздничный обед, а всему экипажу сверх пайкового вина было выдано ещё и шампанское».

На экваторе свободные от боевых вахт подводники даже провели рыбалку, поймав на самодельные удочки несколько метровых тунцов и двухметровую акулу. Однако первый экваториальный поход едва не кончился аварией атомной установки и гибелью лодки — вышли из строя системы охлаждения реактора.

Рискуя получить смертельные дозы радиации, моряки всё же сумели устранить последствия аварии. По итогам именно этого похода К-133 не выдержавшие напряжения стальные детали атомной энергетической установки подлодок было решено заменить на новые, изготовленные из более стойких титановых сплавов.

Одним словом, у подлодки уже был опыт дальних и сложных подводных походов.

«Пройти по океанам и морям, где более ста лет не ходили русские военные моряки…»

К началу 1966 года в Главном штабе Военно-морского флота СССР закончили разработку планов подводного похода. Изначально рассматривалось три возможных маршрута. Первый — из Атлантики в Тихий океан вокруг Южной Америки. Второй — вокруг Африки, через Индийский океан и далее через Сингапурский пролив мимо Китая и Японии. Третий — вокруг Африки и огибая Австралию, чтобы миновать сложный для подводных лодок Сингапурский пролив.

Второй вариант был самым коротким и быстрым, однако лодкам было бы сложно идти под водой в узких проливах возле Сингапура и островов Индонезии. Третий вариант, огибая Австралию, был самым удобным с точки зрения секретности, но и самым длинным. В итоге выбрали вариант похода на Дальний Восток через пролив Дрейка между Америкой и Антарктидой. Именно этим путём, буквально натыкаясь на бока гигантских китов, когда-то прошла на Камчатку первая русская кругосветная экспедиция на парусниках «Надежда» и «Нева». Теперь этот маршрут предстояло повторить атомным лодкам под водой.

36 000 км под водой

Приблизительная карта маршрута подлодок

Напарником К-133 по подводному плаванию стала лодка К-116. На тот момент это была новейшая атомная субмарина, вступившая в строй лишь несколько месяцев назад и оснащённая не только торпедами, но и восемью крылатыми ракетами, способными нести ядерные боеголовки.

В ночь на 2 февраля 1966 года стальные гиганты вышли из военно-морской базы Западная Лица, расположенной на крайнем северо-западе Мурманской области на берегу Баренцева моря. Подводников в плавание провожал сам главнокомандующий Военно-морским флотом СССР — знаменитый адмирал Сергей Георгиевич Горшков. Именно он в отечественной истории по праву считается создателем советского ракетно-ядерного флота, ставшего при адмирале Горшкове поистине планетарной силой.

Решением адмирала Горшкова поход субмарин возглавил командующий флотилией атомных подлодок Северного флота контр-адмирал Анатолий Иванович Сорокин.

Свой походный штаб контр-адмирал Сорокин разместил на борту ракетной подлодки К-116, которой командовал капитан 2-го ранга Вячеслав Виноградов. Второй атомной лодкой группы, торпедной К-133, командовал капитан 2-го ранга Лев Столяров. Оба 35-летних капитана субмарин были ещё молодыми, но уже опытными подводниками.

Выйдя морозной полярной ночью из родной базы, лодки почти сразу погрузились в ледяные воды Баренцева моря. В целях сохранения полной секретности почти никто в экипажах не знал о целях и задачах похода. Лишь когда лодки ушли на глубину и прервалась всякая связь с берегом, по внутрикорабельной трансляции командиры субмарин зачитали обращение командования к участникам похода: «Вам оказана высокая честь совершить длительное подводное кругосветное плавание. Вам предстоит пройти по океанам и морям, где более ста лет не ходили русские военные моряки. Ваш поход — важное событие в истории нашего Военно-морского флота. Мы твёрдо верим, что вы успешно преодолеете все трудности и с честью пронесёте советский Военно-морской флаг через два океана и многие моря…»

«Грамота Нептуна» с печатью атомной субмарины

Выйдя из заполярной базы на северном побережье Мурманской области, советские атомные подлодки под водой прошли Баренцево и Норвежское моря, затем им предстояло, ни разу не всплывая на поверхность, пересечь с севера на юг всю Атлантику — это 15 тыс. км по прямой.

Лодки огибали Европу широкой дугой, не ближе полутысячи километров к берегам континента. Между Исландией и Фарерскими островами, где постоянно дежурили боевые корабли США и стран НАТО, акустики К-116 засекли шум, характерный для американских атомных подлодок. Посреди океана несущие смертоносное оружие субмарины двух враждующих государств разошлись буквально в нескольких десятках метров. Наши подлодки, идущие на малой скорости, не были замечены «потенциальным противником».

36 000 км под водой

Подлодка К-116 в Атлантическом океане

Wikimedia Commons

В центре Атлантики вероятность быть обнаруженными снижалась, но лодки продолжали идти на глубине 100−150 м, соблюдая все меры предосторожности. Здесь против наших экипажей начинал работать новый «противник» — неизбежно накапливающаяся психологическая усталость от боевых вахт и монотонных будней, неделя за неделей неизменно повторявшихся в тисках стальных отсеков.

Наши капитаны хорошо понимали всю опасность этого невидимого «врага». Поэтому в ходе долгого подводного плавания экипажи постоянно придумывали маленькие праздники, чтоб снять психологическое напряжение и развеять монотонный ритм подводных будней. Например, на обеих лодках, не всплывая на поверхность, всё же провели традиционные ритуалы моряков, связанные с пересечением экватора. Вдобавок каждый член экипажа был награждён «грамотой Нептуна» о переходе из Северного полушария в Южное на глубине 150 м — «подпись морского бога» заверялась официальной печатью командира атомного подводного корабля.

Также на лодках отмечали все дни рождения офицеров и моряков, коки готовили праздничное угощение — благо атомная субмарина позволяла везти с собой достаточно разнообразный запас продуктов. Проводились на обеих лодках и различные спортивные соревнования — от конкурса силачей до шахматных турниров.

Когда же командиры заметили накопившуюся физическую усталость экипажей, то приняли решение сократить боевые вахты с четырёх до трёх часов. Благодаря всем этим мерам подводный «круиз» шёл без эксцессов и нервных срывов. Одним словом, на океанской глубине экипажи сумели победить невидимого врага, скрывающегося в глубинах человеческой психики.

«Шли мы тогда глубинами Тихого океана…»

23 февраля на подлодках отметили традиционный военный праздник, а через неделю подошли к самому опасному этапу плавания — бушующему проливу Дрейка, там, где Атлантика соединяется с Тихим океаном. Здесь господствует мощное антарктическое течение, так называемое течение Западных Ветров. В проливе почти непрерывно идут шторма и бури, причём шторма пролива Дрейка являются одними из самых сильных на нашей планете.

Эти сложные воды Мирового океана предстояло впервые преодолеть нашим подводным лодкам. Преодолеть, не потеряв друг друга — здесь шторм чувствовался даже на сотню метров ниже поверхности океана. На лодке К-133 пережили несколько страшных минут, когда акустики засекли приближающийся айсберг… Когда же лодки поднялись на глубину 10 м, чтобы отправить радиодонесения о благополучном миновании пролива, то непрекращающиеся штормовые волны стали просто подбрасывать 100-метровые стальные гиганты.

Такого наши моряки ещё не испытывали и с облегчением вздохнули, когда наконец вышли в Тихий океан и двинулись на север. Теперь им предстояло пересечь по диагонали самое большое водное пространство планеты — пройти в тихоокеанской глубине ещё 17 тыс. км.

Лодки не раз пересекали зоны неизвестных ранее течений, большая часть плавания проходила в незнакомых районах при полном отсутствии гидрографических данных о состоянии дна и поведении вод.

36 000 км под водой

У берегов Камчатки. Позади — более 30 тысяч километров

Фотохроника ТАСС

Связь между лодками на глубине поддерживали с помощью гидроакустической аппаратуры. Иногда лодки на определённое время рассредоточивались, а затем встречались в назначенной точке — во время похода отрабатывали различные задачи и манёвры, которые могут возникнуть в ходе настоящей войны. По сути и сам поход, и учения подлодок во время него проходили в условиях, максимально приближенных к боевым.

Впрочем, в ритме боевых будней моряки атомных кораблей не забывали и о маленьких радостях мирной жизни. «Я никогда не смогу забыть свой день рождения — 24 марта 1966 года. Шли мы тогда глубинами Тихого океана. В 12 часов командир вывел лодку на глубину 45 метров. „Поздравляем, — пожал он мне руку, — а сейчас это сделают ваши родные“. К моему изумлению, я услышал голоса жены и детей. Сердце сжалось от признательности друзьям…» — так позднее вспоминал минуты своего 45-летия командир подводного похода, контр-адмирал Анатолий Сорокин. Сеанс связи для своего командира моряки подготовили заранее, когда лодка могла принять радиосигналы с Большой земли.

Подводная гвардия

Более полутора месяцев наши моряки находились в наглухо закрытых стальных панцирях атомных субмарин. Отойдя от Кольского полуострова 2 февраля, лишь 26 марта подлодки ошвартовались у причалов бухты Крашенинникова на Камчатке.

За время этого похода наши атомные субмарины прошли 19 683 мили (свыше 36 тыс. км), из них в надводном положении лишь 76 миль у своих баз — весь остальной путь в Мировом океане лодки преодолели под водой, ни разу не всплыв на поверхность. Они прошли под волнами Северного Ледовитого, Атлантического и Тихого океанов, несколько раз пересекли все климатические зоны планеты.

Позднее выяснилось, что ни разведка, ни флот соперников по холодной войне так и не сумели засечь стратегический поход, не смогли обнаружить наши лодки до их появления у берегов Камчатки.

Более 30 тыс. км под водой прошли без аварий и происшествий, лодки ни разу не потеряли друг друга в неизведанных глубинах. По итогам уникального «путешествия» атомных субмарин командующий подводным отрядом и командиры обеих подлодок получили высшие награды — звания Героев Советского Союза. Ордена и медали получили все офицеры и матросы их экипажей.

О значимости события для обороны Дальнего Востока и всей страны свидетельствует и тот факт, что впервые со времён Великой Отечественной войны подводным лодкам было присвоено звание гвардейских. Ставшие гвардией субмарины К-133 и К-116 получили флаги, которые когда-то принадлежали подлодкам, особо отличившимся в годы боёв с гитлеровским фашизмом.

Поход, успешно завершившийся у берегов Камчатки, доказал, что наш подводный флот способен успешно решать боевые задачи в любой точке Мирового океана.

Источник →

Click to comment

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

To Top
Перейти к верхней панели