Советские танки в 1941

Хронографъ

Самые ощутимые потери в начале войны понесли танковые и механизированные войска РККА. К осени 1941 г. Красная Армия фактически лишилась своей главной ударной и маневренной силы — крупных танковых соединений. Перед войной РККА имела огромную армаду в 25 тысяч танков, из них почти 20 тысяч исправных. Это было намного больше, чем во всех странах мира, вместе взятых. США и Великобритания имели по 1,5 тыс.танков, Франция — 3,5 тыс., Германия к моменту нападения на СССР — 7 тысяч. До сих пор никто не может понять сталинских «стратегов»: зачем наделали столько танков, если катастрофически не хватало техники, без которой тоже невозможно воевать — бензовозов, тягачей, бронетранспортеров, САУ и даже обычных грузовиков? С виду мощные советские мехкорпуса не были обеспечены по штату средствами связи, транспорта, ремонта и эвакуации техники, укомплектованность к середине июня 1941 г. составляла: по автомобилям — 39%, тракторам — 44%, ремонтным средствам — 29%. Пример: мотострелковый полк 37-й ТД на 12 122-мм орудий и 4 152-мм орудий имел всего 5 тракторов. Как этот полк мог выполнять боевые задачи?

Трудно в это поверить, но войну советские танки Т-34-и КВ встретили… без бронебойных снарядов. В 6-м мехкорпусе ЗапОВО, имеющем самое большое количество новейших КВ и Т-34, не было НИ ОДНОГО бронебойного снаряда к ним. Такая же ситуация в 3-м мехкорпусе ПрибВО: бронебойных 76-мм снарядов имеется в наличии — 0. Не лучше в 4-м мехкорпусе КОВО – тот же 0. На начало июня 1941 самым обеспеченным снарядами к 76-мм орудиям для танков КВ и Т-34 оказался 8-й мехкорпус: из положенных по штату 8 163 бронебойных снарядов имелось аж 2 350 штук, то есть треть от нормы.

Немцы с огромным любопытством разглядывают брошенный советский КВ-2, для них это была невероятная громадина

Советские танки в 1941

Немцы на 22.06.1941 г. имели значительно меньше танков, в напавших на СССР войсках Германии было 3712 танка и штурмовых орудий. Из них новых только 961 танков типа «Pz.III» (37 мм или 50 мм пушка) и 439 штук типа «Pz.IV» ( с 75 мм короткоствольной пушкой). Остальные были устаревшими легкими танками с тонкой броней и малокалиберными пушками. Однако все танковые дивизии были грамотно сбалансированы по составу, а личный состав отлично подготовлен на всех уровнях. В немецкой танковой дивизии образца 1941 года насчитывалось 149 или 209 танков, 27 бронемашин, 192 орудия и миномета, 400 бронетранспортеров, 1500 грузовиков, 600 автомобилей и 1300 мотоциклов.

В целом за 1941 год промышленность произвела 2996 новейших танков Т-34. Учитывая эту внушительную численность и отсутствие у немцев тяжелых танков, не может не поражать ничтожная эффективность боевого применения советских новейших танков в начальный период войны. В целом, за лето-осень 1941 г. немцы подбили или захватили 14 079 советских танков. Известны только небольшие по масштабу успешные бои, например, бой танкиста-аса Дмитрия Лавриненко против 8 немецких танков. Его Т-34 находился неподалеку от КП генерала Панфилова, когда на шоссе у села появилось 8 немецких танков. Танк Лавриненко на максимальной скорости помчался навстречу противнику. Перед самой колонной он резко свернул в сторону, остановился и начал стрелять в упор, с близкого расстояния. Первым же выстрелом был уничтожен головной танк, остальные остановились. Это помогло Лавриненко стрелять без промаха и семью снарядами он уничтожил семь танков. На восьмом выстреле заело спусковой механизм орудия и последнему немецкому танку удалось скрыться.

Широко известен также бой 20 августа 1941 года, в котором экипаж танка КВ-1 под командованием Зиновия Колобанова грамотными действиями из засады уничтожил 22 немецких танка. Можно еще вспомнить умелые действия танковой бригады Катукова. К сожалению, успешных боёв с массовым участием советских танков в 1941 году было очень мало. Это достоверное свидетельство того, что немцы значительно превосходили советских командиров в тактической подготовке. В вермахте отлично работала связь, было налажено четкое взаимодействие родов войск. В случае атак крупных масс советских танков они тут же создавали боевые группы противотанковой артиллерии и при поддержке авиации, которая господствовала в советском небе, успешно отражали почти любые атаки. Например, фактически самый мощный в мире 6-й мехкорпус РККА, имевший на вооружении больше тысячи танков, в том числе 450 новейших Т-34 и КВ, был уничтожен в районе Гродно всего за несколько дней действиями 3-х пехотных дивизий и авиации. Вермахт использовал против Т-34 и КВ 50-мм противотанковую пушку Pak-38, 105-мм дивизионные пушки, при необходимости привлекая САУ StuG III («Штуг») с 75 мм пушкой и зенитную артиллерию.

Документов, свидетельствующих о чудовищных потерях в советских танковых войсках, предостаточно, это лишь один из множества:

«…июль 1941 в мехкорпусах ЮФ имелось:

во 2-м механизированном корпусе (МК) боеспособных: 1 шт.- КВ, 18 шт.- Т-34, 68 шт.- БТ, 26 шт.- Т-26, 7 шт.- огнеметных, 27 шт.- Т-37 (всего танков — 147, было на 22.06.41 — 489 шт.);

18 МК: 15 БТ и Т-26, 5 Т-28, 2 огнеметных (всего танков — 22, было на 22.06.41 — 280 шт.);

16 МК: 5 Т-28 (на 22.06.41 было 608 танков);

24 МК: 10 БТ, 64 Т-26, 2 огнеметных (всего танков — 76, было на 22.06.41 — 222 шт.).

О состоянии мехкорпусов можно судить по боевому донесению штаба 6-й армии ЮФ от 26 июля: 16-й мехкорпус с минимальными остатками: 240-й МД, 15-й и 44-й ТД, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, МЦП, силою до батальона. 16-й мехкорпус совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы…»

КВ-1 попал под огонь с фланга

Советские танки в 1941

Танк Т-34-76 выпуска 1940-42 гг. имел громадное количество конструкторских и заводских дефектов, надёжность Т-34 удалось повысить только в 1943 году. Особо отвратительного качества был танковый дизель «В-2». Ресурса 100 моточасов для дизеля «В-2» (который был значительно дороже карбюраторного двигателя) на стенде удалось достичь только в 1943 году. Немецкие бензиновые двигатели «Майбах» отрабатывали в танке 300-400 часов.

Проводившие испытания Т-34 осенью 1940 г. офицеры НИБТП выявили множество конструктивных недостатков. В отчёте комиссии НИБТП было указано: «Танк Т-34 не удовлетворяет современным требованиям к данному классу танков по следующим причинам: огневая мощь танка не могла быть использована полностью вследствие непригодности приборов наблюдения, дефектов установки вооружения и оптики, тесноты боевого отделения и неудобства пользования боеукладкой; при достаточном запасе мощности дизеля максимальные скорости, динамическая характеристика танка подобраны неудачно, что снижает скоростные показатели и проходимость танка; тактическое использование танка в отрыве от ремонтных баз невозможно вследствие ненадёжности основных узлов — главного фрикциона и ходовой части. Заводу было предложено расширить габариты башни и боевого отделения, что дало бы возможность устранить дефекты установки вооружения и оптики; разработать заново укладку боекомплекта; заменить существующие приборы наблюдения новыми, более современными; переработать узлы главного фрикциона, вентилятора, коробку передач и ходовую часть. Увеличить гарантийный срок дизеля В-2 минимум до 250 часов.» Однако к началу войны эти недостатки в основном сохранились.

Четырёхскоростная коробка передач Т-34 была неудачной по конструкции и легко ломалась при ошибках переключения скоростей неопытным механиком-водителем. Чтобы избежать поломок, требовались навыки отработанные до автоматизма, что было недостижимо, ведь на обучение механикам-водителям отводилось буквально несколько часов вождения. Неудачной была конструкция фрикционов, они часто выходили из строя. Ненадёжны были топливные насосы. В целом, Т-34 был очень сложен в управлении, требовал высокой натренированности и физической выносливости от механика-водителя. За время длительного марша механик-водитель терял в весе 2-3 кг — это был тяжелейший труд. Часто переключать скорости мехводу помогал стрелок-радист. Таких сложностей с управлением не было у немецких танках, а при выходе из строя механика-водителя его мог заменить почти любой член экипажа.

Т-34 имели зеркальные перископы у механика-водителя и в башне танка. Такой перископ представлял собой примитивный короб с установленными под углом зеркальцами вверху и внизу, причем зеркальца были не стеклянными, а из полированной стали. Качество изображения было отвратительным. Такие же примитивные зеркальца были в перископах на бортах башни, являвшихся одним из основных средств наблюдения у командира танка.

Дыма, гари в боевом отделении после выстрела было, как в газовой камере, экипаж угорал во время стрельбы, ведь вентилятор в танке был очень слабый. Люки в бою по уставу требовалось закрывать. Но многие не закрывали, потому что потерять ориентировку было очень легко. Время от времени надо надо было высовывать голову из люка, чтобы осмотреться и понять ситуацию. Механик-водитель, как правило оставлял люк приоткрытым на ладонь.

Не лучше, чем Т-34, обстояло дело и с танками КВ, их тоже комплектовали некачественными фрикционами и коробками передач. При попадании снаряда в лоб у КВ часто клинило башню. У Т-34 при прямом попадании снаряда проваливался внутрь люк водителя, а гусеницы легко выводил из строя даже снаряд мелкого калибра.

Известно, что немцы воевали на трофейных советских танках. Однако из множества захваченных немцами летом-осенью 1941 г. практически целых советских танков к октябрю было введено в строй всего несколько десятков. Почему так мало? Дело в том, что советские танки были негодны для вермахта. До февраля 1942 г. реальная бронебойность советских 45-мм танковой и батальонной пушек не соответствовала табличным значениям. В этом отношении она даже проигрывала немецкой 37-мм танковой и противотанковой пушкам из-за крайне низкого качества бронебойных снарядов. В дневниках Ф.Гальдера говорится, что довоенные советские легкие танки не представляли опасности для немецких «панцеров» на дистанции более 400 м. Но почему бы тогда не построить на их шасси САУ, как это делали с французскими машинами в вермахте? Дело в том, что для советских танковых двигателей требовался только высокосортный бензин (для Т-26 не хуже «грозненского», а для БТ и Т-28 — не хуже «бакинского»). А согласно «Военному дневнику» Ф.Гальдера, немцы уже в 1940-42 гг. испытывали острейший дефицит натуральной нефти и, как следствие, высокосортного бензина. Его немецкой армии не хватало бензина даже для авиации, так зачем же тратить его на посредственные советские танки? Немецкий же синтетический бензин отечественные танковые моторы «кушать» отказывались. Это было характерно не только для танков довоенного выпуска: двигатели новейших советских танков также нуждались в высокосортном бензине.

С соляркой для дизельных двигателей Т-34 и KB у немцев было еще хуже. В 1941-42 гг. в германской армии недостаток дизоплива ощущался острее, чем бензина, поскольку его невозможно заменить каким-либо синтетическим продуктом. Поэтому в моторы дизельных автомобилей и танков вместо солярки заливали смесь сырой нефти с керосином и маслом. Только трофейный газойль как-то спасал положение, но и он большей частью шел в баки грузовых автомобилей. Всего, согласно немецким источникам, с 1941 г. по 1945 г. в вермахте использовалось не более 300 советских танков и САУ.

Трофейные модернизированные Т-34 в боевом строю вермахта

Советские танки в 1941

Огромные проблемы были из-за того, что обучению советских танковых экипажей придавали преступно мало значения. «Многие механики-водители к началу войны имели всего лишь 1,5-часовую практику вождения танков» [ИВОВ, 7, т.1, с.476]. Основные тренировки механики-водители Т-34 под предлогом сбережения моторесурса техники проводили на танках Т-26, в результате поступавшие в войска Т-34 не были освоены экипажами. Выяснились также факты придерживания учебников и инструкций для обучения танкистов на фоне параноидальной шпиономании. В результате танкисты не получали нужные им учебные материалы. Плохо обученные советские экипажи часто просто не могли завести танки, устранить даже простую поломку. Из-за низкой надежности и слабой подготовки экипажей основные потери танков были именно небоевые. Новейшие танки часто были вынуждены были уничтожать или просто бросать при невозможности устранить поломку, а также из-за отсутствия топлива.

Мало того, что подготовка советских танкистов была на низком уровне, так еще и катастрофически не хватало командных и технических кадров. Данные по некоторым соединениям на июнь 1941 г.: в 35-й тд 9-го мк КОВО вместо 8 командиров танковых батальонов имелось 3 (укомплектованность 37%), командиров рот — 13 вместо 24 (54,2%), командиров взводов — 6 вместо 74 (8%). В 215-й мд 22-го мк КОВО не хватало 5 командиров батальонов, 13 командиров рот, укомплектованность младшим командным составом — 31%, техническим — 27%.

Система подготовки немецких танкистов была намного лучше, чем советских:

«Упор в учебных и боевых подразделениях был сделан на возможно более тщательную подготовку экипажей. Особо подбирались в первую очередь водители танка. Если инструкторы не видели у курсанта прогресса после первых же практических занятий, то его сразу переводили в заряжающие или стрелки-радисты. Экипаж обучался движению в составе смешанных колонн вместе с артиллерийскими, инженерными и разведывательными подразделениями танковой дивизии. Такие колонны посылались в многокилометровые походы на 2-3 дня по специальным маршрутам. За соблюдением курсантами точности следования заданному курсу следили специально прикомандированные навигаторы. Наводчики и заряжающие танковых орудий в бесконечных тренировках стремились уложиться в жесткие нормативы — каждая их операция была регламентирована по секундам. Отдельно тренировали наводчиков, добиваясь от них максимальной точности, при этом боеприпасов не жалели, так что их обучение в основном состояло из практических занятий. Водитель был обязан хорошо разбираться в двигателе танка и вообще в устройстве многочисленных механизмов. Все свободное от занятий время курсанты посвящали уходу за танком. Помимо боевой подготовки будущие танкисты усиленно занимались физической, часто бегая кроссы, повышавшие общую выносливость. По окончании учебы худшие курсанты безжалостно отсеивались. Такие принципы подготовки сохранились в учебных танковых подразделениях вплоть до самого конца второй мировой войны. Именно благодаря всем ее составляющим немецкие танкисты так хорошо показали себя как в наступательных, так и в оборонительных операциях на всех фронтах…».

Советские танкисты вспоминали: «Если немецкий танк по тебе первым выстрелом промахивается, то вторым он уже не промахивался никогда». Отличная оптика и высокая выучка позволяла немецким танкистам иметь значительное преимущество при ведении огня.

Интересны впечатления танкиста Р.Уланова:

«За время службы в армии мне довелось иметь дело со многими танками и САУ. Я был механиком-водителем, командиром машины, зампотехом батареи, роты, батальона, испытателем в Кубинке и на полигоне в Бобочино (Ленинградская область). Каждый танк имеет свой “нрав” по управлению, по преодолению препятствий, специфику выполнения поворотов. По легкости управления я бы поставил на первое место немецкие танки T-III и T-IV… Отмечу, что вождение Pz.IV было неутомительным из-за легкости работы рычагами; удобным оказалось и сиденье со спинкой — в наших танках сиденья механиков-водителей спинок не имели. Раздражали только вой шестерен коробки передачи и исходившее от нее тепло, припекавшее правый бок. 300-сильный двигатель “Майбах” заводился легко и работал безотказно. Pz.IV был трясучим, его подвеска была жестче, чем у Pz.III, но мягче, чем у Т-34. В немецком танке было значительно просторнее, чем в нашей “тридцатьчетверке”. Удачное расположение люков, в том числе и в бортах башни, позволяло экипажу, в случае необходимости, быстро покинуть танк…»

В целом очень трудно избавиться от впечатления, что советские танковые войска к войне готовила «группа вредителей» или «врагов народа». Хоть власть и уверяла, что всех вредителей, в том числе и военных, перестреляли в 1937-38 гг., но по итогам лета 1941 года совершенно ясно: не тех расстреляли…

Статистика.

После войны ГБТУ провело исследование о причинах поражения наших танков. На долю противотанковой артиллерии пришлось около 60%, в боях с танками потеряно 20%, гаубичная артиллерия уничтожила 5% , на минах подорвалось 5%, на долю авиации и противотанковых средств пехоты пришлось 10% .

По данным Статистического сборника № 1 «Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны» (1994 г. Воениздат), на 1 июня 1941 года в Красной Армии числилось более 25 000 танков. В июне 1941 года было произведено еще 305 танков.

Типы танков и их количество, в скобках – исправные:

– Т-34 (76 мм пушка) – 1030 шт. (1029 шт.)

– КВ -1 (76 мм пушка) – 412 шт. (410 шт.)

– КВ -2 (152 мм гаубица) – 135 шт. (134 шт.)

– Т-35 (76 мм пушка, 2 пушки 45 мм) – 59 шт. (42 шт.)

– Т-28 (76 мм пушка) – 442 шт. (292 шт.)

– БТ -7М (45 мм пушка) – 704 шт. (688 шт.)

– БТ-7 (45 мм пушка) – 4563 шт. (3791 шт.)

– БТ-5 (45 мм пушка) – 1688 шт. (1261 шт.)

– БТ-2 (37мм пушка) – 594 шт. (492 шт.)

– Т-26 (45 мм пушка) – 9998 шт. (8423 шт.)

– Т-40 (2 пулемета 12,7 мм и 7,62 мм) – 160 шт. (159 шт.)

– Т-38 (1 пулемет 7,62 мм) – 1129 шт. (733 шт.)

– Т-37 (1 пулемет 7,62 мм) – 2331 шт. (1483 шт.)

– Т-27 (1 пулемет 7,62 мм) – 2376 шт. (1060 шт.)

– Су-5 (1 пушка 76 мм) – 28 шт. (16 шт.)

Итого: 25 621 танк, из них 19 997 исправных (боеготовых) — более 78%.

Источники:

Кротов И. «Танки и трагедия 1941 года» https://igor155.livejournal.com/1319.html

Митин С. «Перебежчики», журнал «Танкомастер» № 3 за 1997 год.

Линник С. «Немецкая противотанковая артиллерия» https://topwar.ru/?newsid=33071

Барятинский М. Журнал: «Бронеколлекция». 1995 г. № 1. Статья: «Советские танки 2-й мировой войны»

 
 

Источник →

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.